ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Телемания и шоузависимость


Телемания и шоузависимость

Сообщений 1 страница 10 из 243

1

http://sf.uploads.ru/HViby.jpg

Предпочитаю (по возможности) ко всему относиться с юмором, даже к такому явлению в нашей жизни как Дом2.
Одна моя знакомая как то сказала:"Даже если ты будешь идти в пять часов утра по пустой улице, то всё равно найдёшь о чём рассказать."
Вот я попробовала увидеть что-то на пустой улице.

http://music-pesni.com/music/5142c6aeef … fe86ce.mp3

2

Рекламная пауза

http://sd.uploads.ru/nSu4g.jpg

Наверное, только ленивый, не высказывался по поводу обилия в нашей жизни рекламы. Она, конечно, двигатель  торговли,  и  двигатель дело хорошее, особенно при каком-нибудь транспортном средстве. Но в объективной реальности (как мне кажется): мотор есть – а автомобиль отсутствует. Не буду голословной и  приведу только один день из жизни простого средне статистического клиента, потребителя и покупателя – то есть себя, а вы уж судите сами паранойя это или объективность.

Раннее утро, кукарекает будильник и очень не хочется вылезать из-под одеяла, но….  Практически на автопилоте иду на кухню, ставлю на плиту чайник,  нажимаю кнопку на пульте телевизора  - и громкие рекламные звуки тут же наполняют кухню. Вместе с тишиной улетучиваются остатки сна. Как в калейдоскопе мелькают рекламные слоганы. И уже в тысячный раз я ловлю себя на мысли, что мне очень бы хотелось   знать, кто же пишет эти  «замечательные» тексты, и придумывает такие «искрометные» сценарии.

В обычной жизни, если человека начинающего разговаривать с моющими средствами или видящего одушевлённые конфеты и чипсы можно смело посылать на консультацию к специалисту. В экранном образе это никого не смущает. Я уже не говорю про вооруженных до зубов вирусов и микробов, засевших в засаде, под ободком унитаза. 

Между тем чайник вскипел, и можно попить кофе. А телевизор продолжает агитировать. И уже медийные лица перевоплощаются то в   героев любовников в довольно солидном возрасте, то вообще фарфоровую посуду и уговаривают пить только  тот кофе, который они рекламируют. Я же пью другой, не смотря на то, что уважаю этих людей, как профессионалов, но, увы, то, что они  преподносят, мне не нравится и цена опять же кусается. 

Затем на завтрак подтягиваются домашние, а телевизор набирает обороты и вот уже мультяшные  скелеты (причем детские) уговаривают купить кисло молочные продукты  и срочно укрепить детские растущие косточки. Я не специалист, но, на мой взгляд, йогурт с творогом вряд ли помогут нарастить мышечную массу этим странным мощам в ветровках и бейсболках.  Но производитель на этом не остановился, он пошел ещё дальше, и на крышечках из фольги напечатал «чудные детские» стихи из серии: «Мальчик в деревне нашел пулемёт – больше в деревне ни кто не живет».

Уже окончательно собравшись  уходить, взгляд цепляется за удивительно знакомое лицо психолога, рассказывающего о том, как должна вести себя женщина, чтобы муж, после двадцати летнего брака не бросил её.  Раздражение начинает нарастать: она - ДОЛЖНА, ДОЛЖНА, ДОЛЖНА, хотя он – за эти годы тоже слегка поизносился  и  не отличается особым обаянием и физической активностью. Но, раздражает именно психолог, а не то, что он говорит. И тут я понимаю, что этот товарищ,   так часто мелькал во всевозможных судебных шоу, изображая там психопатов, алкоголиков и свободных художников, что пропадает всякое доверие к тому, что он изрекает, к каналу с которого он вещает и к психологии вообще.

Наконец выхожу из дома. Внизу, в почтовом ящике, обнаруживаю целую стопу рекламных листков и буклетов. Сгребаю всё это в охапку и отправляю прямиком в мусорный бак, стоящий у подъезда. А очень многие себя этим не утруждают и вываливают весь этот «продукт двигателя торговли» прямо на пол лестничной клетки, от чего на первых этажах наших домов имеет место круглогодичный «листопад».   

Иду к остановке мимо заборов, растяжек и плакатов. Чего там только не предлагают  от «роскошного» китайского автомобиля, за смешные деньги -999 999рублей, до покупки живых волос (особенно радует слово «живых») по очень высокой цене 350рублей за длину 30 сантиметров.  Или: два  огромных рекламных щита, висящие на торце жилого дома, выполненные в одном стиле, цветовой гамме и практически сливающиеся друг с другом. Сверху в низ: «МЫ ПРИГЛАШАЕМ  ВАС В УЧЕБНО РАЗВИВАЮЩИЙ ДЕТСКИЙ ЦЕНТР, ПРИВОДИТЕ К НАМ ВАШИХ ДЕТЕЙ И МЫ РАЗОВЬЁМ ИХ ГЕНИАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ» далее: «СВЕЖЕЕ  ПАРНОЕ МЯСО ОТ  N-ских ФЕРМЕРОВ»

Наконец остановка, но не тут то было. Она вся как махровое полотенце, дышит и волнуется от каждого дуновения ветра, шевеля лепестками «бородатых» рукописных объявлений. Тут и «БРИГАДА ГРУЗЧИКОВ ВСЕГДА ГОТОВЫХ НА ВСЁ» с припиской ТРЕЗВЫЕ!!!, и потомственные ясновидящие и лекари всех мастей и вероисповеданий, и квартиры на час, и поиск домашних животных….

В транспорте атака продолжается: «ПРИХОДИТЕ И КУПИТЕ» всё, что хотите от месячных льготных проездных билетов до мехов натуральных по  ценам производителя и так далее и тому подобное.

Свернутый текст

Вот я и на службе: стол, компьютер и полная отдача работодателю, но в дверь периодически просачиваются коробейники  с самым разным ассортиментом.

Вечером стоя в очереди в кассу супермаркета, невольно смотрю на рекламу идущую по большому табло. Там всё больше мясо, масло, колбасы   и всякая прочая гастрономия, которые, если послушать популярные программы о здоровье, вредны и даже опасны.

Вечер, снова кухня. Фоном идёт передача о лекарствах и их фальсификации, на десятой минуте не выдерживаю, переключаю на музыкальный канал и нарываюсь опять – правильно на рекламу. Известный голливудский актер, хлебнув какого-то напитка из бутылочки, начинает выполнять акробатические прыжки и каскадёрские трюки, через некоторое время приходит в себя и видит, что он в кресле, а вокруг никто не скачет и не танцует. Так зачем же я, скажите на милость, стану покупать этот газированный  галлюциноген, если от него такие видения случаются?
Потом дама и кавалер на балу в большом зале наблюдают за танцующими, особенно за барышней в алом платье.
Он: «Какое у неё красивое, новое  платье!»
Она: «Оно не новое!»
Он, спорит: «Нет, новое»
Она настаивает: «Нет, не новое!»
(Мне так и хочется вставить: «Конечно не новое, только вчера с помойки»).  А дама, между тем продолжает: «Просто оно постирано этим замечательным средством!» И как факир из рукава достаёт и победно демонстрирует двухлитровую бутыль. Мне вот интересно: она её, что всегда с собой таскает или только на бал прихватывает?

Следом за ними пошли клипы, которые слились в один большой  стон по несчастной  безответной любви. Все барышни в них были исключительно в неглиже, изгибаясь в исступлении. Я подумала: «А петь в платье или другой одежде сейчас не принято, или это их кризис так оголил? Может это они так сексуальные услуги рекламируют?»

Уже засыпая, я ловила себя на убегающей мысли, что ни за что не пойду смотреть (пусть даже и замечательный) фильм известного режиссёра. Потому что за сегодняшний вечер его рекламный ролик так достал меня своим появлением через каждые десять минут, что очень хотелось послать его в ту отдаленную часть света,  которая была обозначена в его названии.

Вот я и думаю, зачем её столько? Ведь, как правило,  я не покупаю рекламируемый товар, стараюсь брать то, что доступно по цене и приемлемо по качеству,  а не по тому, КТО  и  КАК мне это предлагает. И я думаю, что многие поступают также. Так кто же в конечном итоге от кого зависит и в ком нуждается?

Разве это пауза  рекламная или наоборот, в паузах происходит главное, а всё остальное реклама?

Copyright: Серафима Мельникова

http://music-pesni.com/music/a01fe783c2 … c43bc0.mp3

3

Выше головы не прыгнешь.
(Сцены из старинной жизни, навеяно А. Н. Островским.)

http://s1.uploads.ru/FZNRP.jpg

Позднее утро. В поместье Карякино, что в Тюменской губернии, проснулась дочь помещицы, она ещё нежится на батистовых простынях и пуховых перинах. Но, все мысли о сегодняшнем вечере, всё-таки уговорила маменьку устроить приём в честь дня её рождения.

Сама, Елена Никаноровна, была из бедной семьи, но будучи послушной дочерью, удачно вышла замуж за (уже немолодого и много пьющего) купца первой гильдии Карякина.  Быть женой   пришлось недолго, Савелий Игнатьевич, царствие ему небесное, через полгода умер в горячке, злоупотребив мадерой. И осталась молодая купеческая вдова, Елена Никаноровна, с крепким поместьем и двумя цирюльнями в городе Тюмени, ожидать появления наследника, коим была в тяжести. Ждала мальчика, но новорожденной девочке обрадовалась не меньше. С именем мудрить не стала, и нарекла, как себя Еленой. Грех на судьбу обижаться, вот и чадушке своей такой же пожелала.

Девочку холили и лелеяли, учителей нанимали, даже гувернантку из Марселя выписали. Но толку от этого было мало, а вернее сказать и вовсе никакого. Науки девушке не давались, в дремоту вгоняли. А гувернантка, мисс Рюся, вместо грамоты, привила воспитаннице: страсть к чтению амурных романов, высокомерие и чрезмерную спесь, переходящую в гордыню. Из всех наук «пользы» было — десяток зазубренных французских слов и требование обращаться к ней не иначе, как мадмуазель Элен.  Фамилии своей, девица не просто стеснялась, а ненавидела её. Мечтала, как можно скорей выйти замуж и сменить на более благозвучную, желательно заграничную.

Но с замужеством как-то не задалось. И так маменька старалась, и этак поворачивалась, и свах нанимала, и связи нужные заводила, а всё без толку. И то сказать, девица заневестилась, уж третий десяток пошёл, а никто не сватает. Маменька это понимала, приглашала в дом кавалеров, даже проезжим офицерам комнаты сдавала для проживания, но дальше чаепитий и общих разговоров дело не шло. Уж больно строптива барышня. Всё не по ней: этот толст, тот слишком тощ; один глуп, другой чересчур умён; тот одет не по моде, а этот по-французски не понимает, или вот ещё: вбила в голову, что у квартиранта поручика женская форма ног, а для военного – это не комильфо. Купеческие сыновья во внимание не брались, уж больно хотелось за дворянина выйти. Вот и довыбиралась, женихов почти не осталось.

Да, и, справедливости ради надо сказать, что сама невеста красотой не блистала. Ростом с версту коломенскую; тощая, что слега; волосики белёсо-жиденькие. Опять же нет, нет, а купеческое происхождение давало о себе знать. Как прислугу отчитывать, или спорить о чём – так низким баском и крепким словцом не гнушалась, а с кавалерами так жеманилась и кривлялась, что те не совсем понимали, о чём это она.
Сегодняшний приём – последняя надежда, если и после него сдвигов не будет, значит только два пути останется: первый в старых девах вековать; а второй – в монастырь, грехи замаливать. Ни тот, ни другой матушке с дочерью не нравился, а только выше головы не прыгнешь.

День проходил в суматохе и беготне.
— Нюрка, что барышня уже выходила кофий пить?
— Нет, барыня, они приказали его в комнату подать, там, в постели, и откушали.
— Ладно, коли так. И смотри у меня, не скачи как коза, я слышала звон, опять разбила что-нибудь?
— Не я, барыня. Это барышня, её Санька приказчик, ослушался, вот она в него сахарницу и кинула.
— Ты, подумай, — всплеснула руками Елена Никаноровна – вот моду взяла, бить всё, что под руку попадается? Нет бы, мне сказала, я бы уж без убытка, знала, как наказать охальника. Конюшня с розгами для кого придуманы, а она сахарницы фарфоровые бить! – и покачав головой, записала в расходной книге: «Вычесть из жалованья приказчика, один рубль, за разбитую об него сахарницу»

Свернутый текст

Отдав по дому все необходимые распоряжения, старая барыня направилась в покои именинницы. В её руках была огромная коробка, красиво перевязанная розовой лентой. У дверей замешкалась, а когда услышала тихий разговор и приглушенный смех, остановилась, приоткрыла створку и стала подслушивать дальше.
Сомнений быть не могло, о ужас, её дочь резвилась с приказчиком!
Решительно шагнув вперёд, она не только услышала, но и увидела всё своими глазами. Наглый приказчик, тискал огромными ручищами её дочь, а та, жеманно и картинно «сопротивляясь» прижималась к нему.

Увидев вошедшую хозяйку, Санька, как кот от крынки со сметаной, метнулся в угол. Но, понял, что их секрет раскрыт, будучи наглым от природы, решил, что может оно и к лучшему, ведь на перезревшую барышню охотников мало, глядишь, может и ему, что отломится. А потому просто стоя в углу и ухмылялся.
— Слюни-то подбери! И марш в людскую, я с тобой потом поговорю! – велела она, тоном, не терпящим возражения, и Саньке ничего не оставалось, только подчиниться.
— Теперь с тобой, ну, рассказывай, что это было и как далеко всё зашло? – обратилась она к дочери.
— Маменька, это всё он – лепетала барышня – я ничего…
— Я не спрашиваю, про него, я про тебя хочу знать. Так-то ты свою честь блюдёшь? С приказчиками путаешься? Я, с ног сбилась, женихов искать, а она вон, что бесстыдница вытворяет. Говори, как на духу, было меж вами, что или нет?
Девица, захныкала, потупив взор, и тихо прошептала: «Да»

Елена Никаноровна рухнула в кресло и закрыла лицо руками. Но, опытная купчиха, быстро справившись с эмоциями, стала думать, как достойно выпутаться из этой ситуации.
— А куда же эта мерзавка Рюся, смотрела? Нюрка! – позвала она горничную, та тут же вынырнула из-за портьеры.
— В кабинет ко мне, эту жабу французскую, немедленно!
— Маменька, простите меня неразумную – кинулась дочь ей в ноги.
Та, всё понимала, что рано или поздно природа своё взяла бы, опять же как на кровиночку сердиться, одна ведь она у неё на всём белом свете.
— Ладно, — уже спокойным голосом, ответила Елена Никаноровна, — если на сегодняшнем приеме никто не подвернётся, значит, так тому и быть.
— Спасибо, маменька, а это в коробочке у вас что?
— Что, что, подарок хотела тебе подарить на рожденье, а ты, видишь, сама меня одарила. Бери уж, не облизывайся.
Девица открыла крышку и запищала от восторга.
— Ой, маменька, это же то о чем я мечтала! — и, счастливая кровиночка, начала зацеловывать родительницу.
— Конечно, скачет теперь, ладно, ладно лизаться-то. Настоящие «Веллингтон бут», три месяца назад заказала, да поставщик, тать такая, подвёл, застрял где-то в этой забытой богом, Америке. Но эти, испанские «Катюшки», не хуже. И что в них красивого не пойму, сапоги как сапоги, только непромокаемые.
— Ой, ну что вы маменька, это же самые модные. Таких, ни у кого нет! Я их только в модных журналах видела.
— То-то и оно, что помешалась ты на этих журналах. Запрещу выписывать, один разор от них.
Именинница, тем временем, влезла в обнову и вышагивала в них как околоточный по мостовой.  Со стороны, она выглядела уморительно: длинная, неуклюжая, в кремовом платье с кружевами и кринолином, а на ногах эти резиновые сапожищи.
— Поначитаются этих книг американских да французских и вытворяют потом невесть что. Ты ещё в штаны нарядись и в армяк мужицкий, я это тоже в одном журнале видела.
— Ах, маменька, если это модно будет, то и наряжусь. Сами знаете, я по моде не только одеваюсь, я живу по ней!
— Да, уж знаю – горько вздохнула Елена Никаноровна, вспомнив о том, что узнала четверть часа назад и отправилась в кабинет, разбираться с этой чертовой куклой, которая, судя по всему, не только закрывала глаза на все дочкины похождения, но всячески способствовала им.

Мисс Рюся, уже давно дожидалась хозяйку, но предсказать исход предстоящей беседы не взялся бы сейчас никто.
Гувернантка была дамой статной, даром, что француженка, видом своим она скорей походила на гренадера, чем на всех этих мелких жужелиц - модисток. Елена Никаноровна не знала, что у себя на родине мисс Рюся вовсе не была аристократкой, скорее даже наоборот, работала в порту. Поскольку Марсель город портовый, то, морской промысел и есть основное занятие его жителей. Нет, девица не была моряком, она работала на разделке рыбы. Пойманный улов должен же кто-то обрабатывать, вот этим и добывала себе пропитание. Пока, однажды, не попался ей торговец с русского судна «Святой Николай», и не увёз её в далёкую и снежную Россию, обещая безбедную жизнь и щедрое жалованье, только за то, что она была француженкой. Не соврал, тут ей жилось легче и сытнее. Она заимела послужной список и нужные рекомендации, кочуя из дома в дом русской полузнати. Небедные купеческие семьи очень кичились тем, что могут себе позволить французскую няньку, и её хозяев совсем не интересовало то, кем она была на родине. Правда, раньше приходилось воспитывать маленьких деток, а не перезревших девиц, но и это оказалось Рюсе на руку. Хитрая нянька ловко использовала слабости своей подопечной, для собственной выгоды. Прибирала к рукам всё, что плохо лежит, науськивала свою воспитанницу на выклянчивание у маменьки того, чем можно и самой поживиться. В общем, ничем не брезговала.  Опять же, сводничала и сама потом тянула денежки, якобы на сохранение тайны амурных приключений, а попросту шантажировала глупую гусыню.

Но, сейчас, запахло жареным. Елена Никаноровна – это не пустоголовая мисс Элен, её не проведёшь. От этого француженке было очень нехорошо. Тут не только место потерять можно, а ещё и свободу. Услышав приближающиеся шаги, нянька приняла раскаивающийся и наивный вид.   
— Ну, здравствуй, мать моя! Рассказывай, и смотри, чтоб больше никаких секретов. А я уж потом решу, казнить тебя или миловать.
И та, не заставила себя уговаривать, выложила «всё как на духу». По её рассказу получалось: хозяйская дочка так строптива и неуправляема, что полностью подчинила себе француженку. Ей «приходилось» потакать всем её прихотям, дабы не потерять место. Она, якобы, пыталась урезонить барышню, но, увы.… И, в конце концов, маменька узнала, что её кровиночка, вовсе не агнец божий, а дьявол во плоти. Что аппетиты девицы относительно мужчин так велики и не управляемы, и приказчик Санька, это так, мелкое развлечение, а потайная дверь в «девичью» спальню по ночам открывалась неоднократно. Кого там только не было: и заезжий циркач-борец, и кавказский обедневший князь, и итальянский торговец мануфактурой, а уж смазливым офицеришкам и прочим молодым повесам давно счёт потерян.
Маменька ошарашено молчала. Потом, поняв весь масштаб беды, спросила:
— Так куда же ты, чертова кукла, смотрела? Почему раньше мне не сказала? Чего ждала? Или выгоду свою потерять боялась? Сама, небось, тоже не проходила мимо? Ты думаешь, я поверю, что ты в этих оргиях нипричём была?
— Мадам, я не понимать, я думать так правильно. Я не мог сопротивиться, желаниям Элен. Она заставлять меня.
Француженка понимала, что сейчас лучше перейти на плохой русский, хотя в обычной жизни она очень даже неплохо изъяснялась, лишь лёгкий акцент выдавал иноземное происхождение.
— Кто из сегодняшних гостей побывал в доме без моего ведома? – потребовала отчёт хозяйка.
Ответ ещё больше расстроил её. Получалось, что почти половина приглашенных гостей мужского пола уже обласканы именинницей.
— А ты не врёшь мне? Что и муж купчихи Гусеевой её посещал? Уж в это мне никак не вериться.
— Чем хотите, поклянусь – не моргнув глазом, продолжала врать гувернантка.
Терять ей было нечего, чем абсурднее ложь, тем быстрее в неё поверят. Главное – уверенность, она всегда обезоруживает.
«Господи, — думала Елена Никаноровна — они ходят в мой дом, я им всем улыбаюсь, за стол сажаю, а они вон что вытворяют. Теперь и у меня козыри на руках есть, теперь уж я сама выберу»

И она принялась обдумывать кандидатов в зятья. Но пасьянс не складывался, получалось, что тот, кто более-менее подходит, уже женат, а свободные такие, что лучше уж в монастырь бесстыдницу отдать, чем замуж.
В назначенный час съехались гости. Веселье лилось рекой. Именинница радовалась гостям и подаркам, жеманилась и кокетничала. А Елена Никаноровна   совсем другими глазами смотрела на пришедших. Внешне была вежлива и спокойна, а в душе презирала и почти ненавидела большинство визитеров. Так и не сделав нужного выбора, пригласила гостей к столу, а по истечении положенного времени вежливо распрощалась.

Ночью трижды заходила в комнату дочери с проверкой, но незваных гостей сегодня не было. Почти под утро забылась неспокойным сном. Проснулась от странного шороха, показалось, что кто-то прошел по коридору и открыл дверь кабинета. Вставать не хотелось, поэтому барыня громко окликнула:
— Нюрка, ты, что там шастаешь? Вот я тебя!
Но в доме стояла оглушающая тишина.
«Приснилось, наверное, или кошка за мышью погналась, завтра велю Клотильду на ночь в комнаты не пускать, пусть в людской спит»  — подумала, засыпая купчиха.

Утро наступило серое, за окном лил дождь.
— Ах ты, господи! Что же это такое? – услышала из-за двери хозяйка голос прислуги.
Быстро встала, оделась и вышла в коридор. На пороге кабинета стояла Нюрка и испуганно таращилась по сторонам.
— Что там, разбила что?
Но зайдя в кабинет, поняла, что случилось. Сомнений не было, их обокрали. Вот какие шорохи слышала она ночью. Елена Никаноровна зашла в кабинет и огляделась. Нескольких минут хватило, чтобы оценить утраты. Пропали деньги, драгоценности и мелкие фарфоровые статуэтки. Имущества, конечно, жалко, но не так чтобы очень. Во-первых, денег было не много, взяли только те, что лежали в столе, сейф остался нетронутым. Во-вторых, драгоценности  не настоящие, искусные копии всегда можно выдать за подлинники. Настоящих драгоценностей у вдовы было немного, и хранились в сейфе. В-третьих, фарфора, в доме осталось ещё достаточно, чтоб горевать о нём.
Тут все услышали плач, переходящий в вой и кинулись в сторону крика.

Картина в комнате Элен, мало чем отличалась от увиденной в кабинете. Разбросанные вещи, выдвинутые ящики и перевёрнутые коробки. В центре всей этой композиции сидела безутешная девица и ревела, как белуга.
Пропали некоторые платья, украшения, часть вчерашних презентов а главное, что привело дочь в такое исступление, нигде не было резиновых сапог!
Похищенные предметы наводили на мысль, что вор, очень избирательный. Через час подозрения Елены Никаноровны подтвердились — из дома исчезла мисс Рюся.

***

Она в этот момент уже была далеко. Хитрая француженка ещё три месяца назад начала подыскивать себе другое место, и нашла. Оно, правда, было на Кавказе, но это даже лучше в сложившейся ситуации. Один знакомый земляк, торговавший в тех местах, написал, что мещанке Г* требуется компаньонка. Той скучно жить: муж – состарился, дети выросли, а ей очень хочется кому-нибудь про жизнь свою рассказывать, да советы советовать. Знакомый похлопотал, и место досталось мадмуазель Рюсе. «Если поживиться там окажется не чем, так хоть время пережду. А потом, все про меня забудут, и можно будет по новой гувернанткой устраиваться» — думала француженка, садясь в поезд, намереваясь добраться до Владикавказа.

***

«Да, вот и верь после этого людям! Хотя, она мне никогда не нравилась, ну, бог с ней. Может, поймают ещё, а нет, так туда ей и дорога» — думала барыня за обедом.
Часа в четыре велела позвать приказчика.
— Звали барыня?  — заискивающе спросил Санька, заходя в кабинет.
— Звала, проходи, садись. Елена мне всё рассказала, сам понимаешь, выходов у тебя немного. Или в каторгу – за совращение, или к алтарю.
Санька молчал, потом почесав затылок, промычал:
— Ну, так это, барыня, кто ж в каторгу хочет?
— Так-то лучше! Из-под моей воли не выйдешь. Будешь делать, что скажу. Сейчас иди, потом тебя кликну, а Нюрке скажи, пусть барышню ко мне позовёт. Ступай, не стой столбом.
Зареванная невеста неслышно вошла в кабинет и села в кресло.
— Вот, что Елена, думаю я на Покров свадьбу сыграть.
— Свадьбу? Вы меня замуж хотите отдать? А за кого? – засыпала вопросами девица.
— А что, у тебя выбор велик? Помнится мне, я тебя только с одним ухажером видела. Или ещё кто есть? Так ты поделись с маменькой, не стесняйся, я рассмотрю, – строго одернула дочь Елена Никаноровна, а заодно и проверить решила, правду ли говорила нянька.
Девица, поняв, что чуть не проболталась, пролепетала:
— Нет, что вы маменька, нет у меня никаких кавалеров.
Мать, ещё строже взглянула и продолжила:
— Так вот, пойдёшь за приказчика.  Это, конечно, не совсем та партия, которую я хотела, но ты мне выбора не оставила. Так, что думаю, числа пятнадцатого октября будет нормально.
— Как же это маменька, ведь он же мужик, даже не купец? А как же дворянин? Нет, это невозможно! Это что же, я буду называться по фамилии Задиракина?!
— И что, фамилия, как фамилия, ничего особенного.
— Нет, маменька, это никак невозможно. Я не могу называться по такой фамилии. Это моветон.
— Подумаешь, фамилия ей не нравится. Была Карякина, будешь Задиракина, не велика разница.
— Вот именно! – почти рыдала дочь – Именно, что не меняется. А я хочу, чтоб всё было красиво!
— Раньше надо было думать, до того как с приказчиком амуры крутить. Всё, как сказала – так тому и быть! Может даже и хорошо, что он простоват, им можно крутить, как захочешь. А вот дворянин, ещё неизвестно, как бы себя с тобой повёл. Сама знаешь, охотников не было даже с приданым тебя взять, не то, что по любви. Женился бы такой, да только не на тебе, а денежках и терзал бы тебя за это всю оставшуюся жизнь. Корил за происхождение, а так – всё наоборот: и деньги твои, и власть, и муж слова поперёк не скажет. Разговор окончен, теперь станем к свадьбе готовиться.
На этих словах рыдающая дочь лишилась чувств. Вездесущая Нюрка тут же подскочила с услугами. Послали за доктором. Когда он приехал, девица уже снова рыдала в своей комнате.  Для верности всё-таки решили воспользоваться его услугами. После недолгого осмотра, маменька с врачом скрылись в кабинете для приватного разговора. По окончании, которого, щедро вознагражденный доктор быстро уехал.

***

«Вот и всё, кончилась моя жизнь, кончилась. Прощай Петербург и Париж, прощайте балы при императорском дворе, прощайте графы и маркизы. Не будет у меня модных туалетов, сшитых по французской моде. Проведу остаток жизни в деревне, буду ходить в чепце, широкой блузе и суконной юбке и вместо бланманже и пирожных, стану есть лапшу и кисель» — думала о своей несчастной доле девица и рыдала горючими слезами. Потом вспомнив про коварную француженку, украденные ей вещи, а главное резиновые сапоги, запричитала ещё горше. 

В этот момент её и застала маменька.
— Ревёшь? Ну-ну, реви, реви. Утри, только сопли и слушай: обвенчаетесь с Сашкой через две недели, здесь в деревне. Гостей звать не станем, всё сделаем потихоньку. До рождества останемся, а там с божьей помощью, переедем в город.
— Как, и свадьбы не будет? Почему через две недели? А как же платье, фата, гости? Неужели, маменька, вы и этого меня лишите?
— Не я, ты сама себя всего лишила. Журнальчики почитывала, романами увлекалась, дуру эту французскую слушала. Вырасти-то выросла, да умом не вынесла. Нельзя нам тянуть, на сносях ты матушка. Грех поскорее прикрыть надобно. Так что радуйся, что хоть приказчик под рукой оказался. И запомни, лучше кормить одного кота, чем сотню мышей.

И расстроенная Елена Никаноровна ушла, оставив дочь одну. Та, снова зарыдала от обиды, отчаяния и осознания того, что все её мечты - надежды рухнули в одночасье.  Ещё одна мысль не давала ей покоя: «Ведь, отцом будущего ребёнка, конечно, будет записан приказчик, но на самом деле она в этом не уверена. Им же могут оказаться и некоторые другие. В мечтах она представляла свою жизнь совсем иначе, и именно для этого оказывала «особое расположение» ещё двум мужчинам. Но, увы, замужество, ни с одним из этих кавалеров теперь невозможно» И виноватыми в этом она назначила француженку и Саньку.  Если   мадмуазель Рюся была недосягаема и посылаемые ей проклятья повисали в воздухе, то второй виноватый был под рукой. Вот на нём-то она и отыграется, на него и обрушит весь свой «праведный» гнев за рухнувшие мечты о богатой и счастливой жизни в высшем обществе. И будет делать это скрупулезно и методически до конца дней.

Ничего не подозревавший Санька, в это время с удовольствием тискал Нюрку на кухне. Та визжала от страха и удовольствия, но далеко не убегала. Приказчик радовался тому, что так удачно переночевал пару раз с хозяйской дочкой и теперь всё это богатство можно будет прибрать к рукам. Не знал он только, что совсем другую участь приготовили ему будущие женушка и тёща.

А Елена Никаноровна, сидела на диване в своём кабинете, гладила лежащую рядом кошку Клотильду, обдумывая всё случившееся с горечью: «Сначала — подчинялась воле родительской; потом — под мужнину перешла; а затем — и сама не заметила, как дочка, со всеми своими прихотями и прихлебателями её под себя подмяла. Жизнь пролетела, а была ли она счастлива? Радости и горести, достаток и безденежье, здравие и болезни – всё испытала, а вот счастливой быть не умела. Наверное, кто сам не умеет быть счастливым, не может научить этому своих детей»

Copyright: Серафима Мельникова

http://music-pesni.com/music/cad529f2de … c42dde.mp3

4

Мешок снов
(пародия на один из эфиров Дома2)

http://sa.uploads.ru/xD8F2.jpg

Во время завтрака, в столовую вошла Надя, держа в руках что-то странное.
-Ребят, там, у ворот сидит бабушка и торгует снами – сказала Надя.
Все разом замолчали и повернулись к ней, испугавшись за её психическое здоровье. И не удивительно, после всех несчастных любовей и депрессий, посетивших девушку за последнее время, она вполне могла сбрендить.
- Чем торгует? – спросила Катя.
- Снами – вполне разумно ответила Надя и посмотрела на свои руки. И все тоже туда посмотрели.  Там был сон, весь лилово- сиреневый, он тихо вздыхал и даже всхлипывал.
- И как его нужно включать? – иронично поинтересовался Влад.
- А ни как, старушка сказала: « Положи вечером под подушку и всё увидишь» - ответила Надя и пошла в спальню.

Влад был нигилист и скептик, он не хотел учиться, а потому практиковался в магии и никому не верил на слово. Он предпочел сам сходить и посмотреть на эту бабушку со снами. Остальные тоже не остались на месте, а двинулись следом.
Действительно, у ворот сидела очень милая старушка в платочке, а возле неё стоял большой мешок.
- Чем торгуешь бабушка? – спросил Влад.
- Снами, миленькие, снами.
- А дорого ли берёшь бабушка?
- Дёшево, голубчики, дёшево.
Всем очень хотелось купить сон, но ни кто не решался сделать это первым.
- Ой, какой хорошенький, розовенький и с бантиками, - засюсюкала Женя -  На еврик похож, Саш, ну купи мне его! Купи, купи, купи! – капризничала она. И он купил, а за одно и себе взял сон похожий на большой и красивый автомобиль.

Тут уж старушка расторговалась.
Наташка, выбрала тот, что походил на маленький, уютный домик, возле которого её кто-то ждал.
Палыч – выбрал тот, что был похож на старую, потрепанную книгу, перевязанную ленточкой от медали Нобелевского лауреата.
Маня – тот, что был разом и сценой и  магазином.
Васятка – взял сон в виде большого склада.
Глеб – тот, что ни на что не был похож, он был круглый и красный и всё время пытался от него сбежать.
Нектарий - решил приобрести сон в виде трибуны.
Рима, долго торговалась, и выбрала сон похожий на баранью ногу в хурме.
Женя с Ритой взяли три сна со скидкой, один  для ИрСанны – похожий на томик штатного расписания с безграничной властью. Себе – похожий на  многосерийную      семейную мелодраму  со счастливым концом. А маленькому  Мите – сон похожий на яркий воздушный шарик.

Когда мешок почти опустел, Влад спросил:
- Ну вот, у тебя бабушка, последний сон остался. Почём отдашь?
- Так, как и все – за триста.
Влад не любил того, чего не понимал, а потому ему даже  триста рублей было жалко за это отдавать. Опять же, бабка, вроде как, его конкурентка – ну  глупо  ей ещё и платить за это.
- А пол сна, бабушка, почём отдашь?
- Что ж, такое пол сна? Пол сна ничего не стоит – ответила с усмешкой старушка.
- Ну, так и дай мне пол сна даром? – попросил Влад.
- Да на, - сказала торговка и, отломив половину последнего сна, протянула его Владу.
Тот шел и думал: « Ерунда это всё конечно, и ничего  я необычного во сне этом не увижу. А бабка то совсем считать не умеет, пол сна правильно посчитать не смогла». Но всё-таки положил своё приобретение под подушку.

А расторговавшаяся старушка уже собралась уходить, но стояла и думала: « Чего же мне с этой оставшейся половинкой делать? Бросить нельзя…»
На встречу шёл озабоченный Венька, был он  «бедный» и «несчастный». Один одинёшенек на всём белом свете. И не было у него ничего, кроме пятнадцати пластиковых карточек, на каждой по сто пятьдесят тысяч рублей. А больше ничегошеньки. Он что-то бормотал,  и не было понятно, что он делает: то ли богу молится, то ли деньги считает. Старушка  кинула  пол сна ему, как подаяние, и ушла.

А ночью, каждый увидел то, что выбрал. И только Владу сначала никак не спалось, а когда он, наконец, уснул, то увидел ту самую старушку. Она тронула его за плечо и сказала:
- Вставай, пойдём, покажу.
- Что покажешь?
- Место тайное, там ты и славу, и богатство найдёшь. Эту тайну можно только один раз в сто лет открывать и только одному человеку.
Влад поторопился за бабушкой.
-Ты иди и дорогу запоминай, - сказала старушка, - завтра проснёшься и найдёшь его.
Он еле успевал за ней, запоминая по пути приметы. Они долго плутали и вот, наконец, старушка остановилась, повернулась к Владу и в этот момент, он проснулся. Как не пытался, но  заснуть снова не смог.

За то в это самое время заснул Венька. Увидел стоящую перед ним старушку.
- Вот, - сказала она, - завтра придешь сюда с лопатой и выкопаешь.
- И эта туда же: копай, работай… Даже во сне покоя нет. Все норовят работать заставить – заныл Венька.
- Ну, не хочешь, как хочешь, - усмехнулась старушка и исчезла.
Рано утром Влад побежал к воротам и увидел там давешнюю торговку с мешком.
- Чем торгуешь бабушка?
- Капустой, миленькие, капустой.
- А дорого берёшь, бабушка?
- Дёшево, голубчики, дёшево…

Copyright: Серафима Мельникова

http://music-pesni.com/music/09465d26b7 … 288d6f.mp3

5

Покуда есть на свете дураки...
(пародия на один из эфиров Дома 2)

http://se.uploads.ru/eN02w.jpg

В некотором царстве, в некотором государстве, в славной питерской семье родился мальчик. Не был он не принцем, не бароном, а был простым и крепким маминым с папой сыночком и назвали его Кадеток. Рос он весёлым и добрым мальчиком,  играть в мальчишеские игры и драться не любил,  а  совсем наоборот любил  с девчонками время проводить. Он очень рано понял, что если с ними правильно обращаться (говорить приятные вещи и чуть-чуть прикидываться несчастным), то такое общения принесёт ему только пользу.

Так он рос, мужал и к двадцати годам  стал готовым дамским угодником. Пробовал он учиться – это занятие показалось ему скучным. Работать пошел – так опять  не интересно. Куда приятнее выбрать барышню (лучше не бедную) и для здоровья полезно, и кошелёк всегда полон. И так он вошел во вкус, что однажды даже женился, но у молодой супруги наличность вскоре закончилась, и им пришлось расстаться. Питер городок маленький, а потому не осталось там больше ни одной девицы, с которой бы  Кадеток прибыли не поимел. Надо было  предпринимать что-нибудь такое, чтобы на долго хватило. И пошел он за тридевять земель, в тридевятое царство в тридесятое государство лучшей доли искать.

Долго ли, коротко он шел, и привела его путь дорожка к камню волшебному с надписью путеводной. Сказано было там, что ежели добрый молодец направо пойдёт, то в царство кощеево попадёт  и если он там  три ночи и три дня продержится и не убоится, то быть ему богатым. Ежели на лево повернёт, то попадёт он в царство лесное с лешими да русалками, коли, там он положенный срок продержится, то быть ему женатым. Ну, а ежели прямо пойдёт, то попадет он в колдовские владенья  могущественной Аннасри, откуда ещё живым ни кто не возвращался, но уж если и там он все испытания выдержит, то быть ему  и богатым и женатым.

Долго стоял Кадеток на перепутье и думал: куда же ему пойти? И решил он пойти вперёд, чтобы одним разом всё заполучить. Шел он лесами и полями, вышел к дому о двух этажах с лестницами да перилами. На пороге стояла сама хозяйка Аннасри, высокая, да крупная телом, в лаковых сапожках да с мехами на плечах дородных. Осмотрела она внимательно гостя незваного и строго спросила:
- Здравствуй, добрый молодец, как звать величать тебя? И с чем ты к нам пожаловал?
-  Здравствуй  добрая хозяйка. Звать меня Кадеток. А пришёл я сюда потому, что земля слухом полнится о том, матушка, что есть у тебя дочка красоты и кротости необыкновенной. И если дочка в маму пошла, то я уже сейчас вижу, что она красавицей не могла не стать.
Улыбнулась суровая хозяйка, льстивые речи приятны её слуху.
- Что ж проходи, гость незваный, непрошеный. В баньке попарься, угощения нашего отведай, выспись хорошенько, а потом и посмотрим, как с тобой поступить.

И остался он в тереме высоком, стал там жить поживать, да  потихоньку добра наживать. В тереме кроме хозяйки много народу разного было.  Старшая дочка – невеста на выданье, младшая дочка с мужем да сыночком малым, да ещё челядь всякая, что хозяйство вела. Не пристало самим хозяевам чёрной работой руки марать.

Свернутый текст

Матушка Аннасри всех под себя подмяла, да не  силой действовала, а больше хитростью. Был и муж у неё  когда-то, только не поддался он её властности. Двадцать дет и два года  терпел он  угнетения её, но, в конце концов, не выдержал, забрал сына  малолетнего и ушел жить в другое царство. Ещё больше  обозлилась  Аннасри, и стала всех заставлять под свою дудку плясать, и чем хуже человеку было, тем ей радостнее. Но радость эта недолгой была, ни как не могла она пережить того, что муж ей не подчинился и за это она всех мужиков изводила.

Тяжелее всего приходилось пока мужу дочки младшенькой, звали его  Янеж, и гнобила она его, и изводила своими придирками да заданиями неисполнимыми, а он гнулся, гнулся да не ломался. Видно, правда, любил дочку её Атир, опять же сыночек у них народился. Но, скорее всего, деваться ему не куда было. Привык он к жизни такой, всё ему делать приходилось и с ребёнком нянчиться, и котлы на кухне мыть, и отхожие места чистить. Дочка то младшая в матушку характером пошла, и уже во вкус вошла покрикивать на мужа стала, ножкой топать  да указывать ему куда идти и, что делать. Вот он всё и терпел, потому, что выйди он за ворота, так пропал бы там не за грош в чистом поле, а тут: хлеб, кров. 

Старшая же дочь, Яло, не  в мать   уродилась. Тихая, спокойная да податливая,  из-под воли матери не выходила, перечить, ей не смела от того видно в девках то и засиделась. Да и женихи  все как на подбор завалящие попадались, так чего ж ей было фордыбачиться. Но как увидела она Кадетка, как услышала его речи сладкие, так и обмякла вся. Да, ещё пожаловался он ей на долю свою нелёгкую, на то, что никто его не любит, да не понимает. Она на жалость то вся и изошла: поила и кормила, и денег ему давала, и на коляске своей возила. Но только одного она не знала, что не ей одной он эти сладкие да жалостливые речи изрекал. Что многие девки да бабёнки молодые его деньгами да ласками одаривали.

Но сколько верёвочке не виться, конец всё равно будет. Узнала про всё матушка Аннасри, да ещё и проведала, что жених то  уже женатый,  осерчала, велела привести к себе охальника. И кричала она, и  за чуб таскала и по щекам хлестала. Он стоял, терпел да помалкивал.  Сама же дочка  Яло изменщику всё простила, хотела и дальше его, пусть хоть за деньги, да  при себе  держать. Но Аннасри поставила условие, пусть  он немедля с женой разведётся, на Яло женится, долги все вернёт, невесте да тёще подарки заморские добудет  и на веки вечные жить останется под её властью и чтоб никаких походов на сторону. А коли, не согласится он, то велит заковать она его в цепи тяжелые, и в острог, где одни мужики  поселены и сидеть ему там пожизненно.

Подумал, подумал Кадеток, да и согласился на все её условия. А только слукавил он, как всегда. Добрым, хорошим да покладистым прикинулся, а сам время выждал, бдительность хозяйскую усыпил и напросился в отъезд, чтобы значит с бывшею женою то и развестись. Аннасри поверила, отпустила обманщика, да ещё харчей и денег на дорогу дала. Идёт он по дороге и думает: «Вот тебе и на. Выходит, что жена, про которую я, и думать забыл, меня от каторги спасает. Нет, ни за что с ней не разведусь. Авось  мне эта женитьба ещё пригодиться»

Вернулся на перепутье, где камень лежал, решил в этот раз налево, к  лешим да русалкам отправиться, посмотреть, может там его счастье дожидается.
Шел, он шел, и пришел  на большую поляну. Дело к вечеру. Тишина вдруг повисла гробовая, ветер стих, лёг туман. А как только луна вышла, да осветила поляну, тут он и увидел, что она вовсе то и не пустая.

Кого тут только не было  и лешие: один с рябинки свалился, сам беленький, одёжка на нем красненькая – как есть девка молодуха. Другой из пня кленового выглядывает: сам рыжий да бородатый и говорит не умолкая, а что говорит не разобрать. Третий  на дубу сидит лысиной от луны отсвечивает. А четвёртый, видать совсем завалящий лежит под листьями, опавшими, да только похрюкивает, будто хочет, чтоб его не заметили, будто он и не леший вовсе, а так  не заметная кучка чего-то непонятного.

Обернулся Кадеток, а у берега русалки плещутся, брызги во все стороны летят, а они только песни зазывные поют и в омут манят. Подобрался Кадеток поближе и стал их рассматривать. Две из них на одно лицо были, чернявые да крикливые. Третья от чего-то  коротковолосая была, и всё умные речи говорила, да так  ловко это делала, что он чуть не заснул и в речку не свалился. Четвёртая тоже черноволосая, подкралась к нему и давай его обнимать да целовать, еле вырвался от неё, а когда отбивался, оттолкнул  что было силы, она и отлетела прямо к рыжему лешему,  обнимать его кинулась, а он и не сопротивлялся совсем, очень даже доволен был. Им видать всё равно было, с кем миловаться: она – упала, он – поймал, вот и вся любовь.  Тут уж его и остальные русалки заметили, и давай в свои сети заманивать. И уж так старались, так старались, что не устоял он. Вот только сам не разобрался, с которой из одинаковых он ночку провел.

На вторую ночь всё повторилось, Как свечерело, все на поляне собрались, стали его уговаривать с ними остаться. Только они сказали, что он должен быть холостым, иначе нельзя. Он, для отвода глаз, согласился, но честно сознался, что женат. И ради такой весёлой жизни – обязательно разведётся. В третью ночь, он ещё с одной  наядой поплескался, она заблудилась, назад ей плыть не хотелось, вот он ей одиночество и скрасил.

А по утру проснулся и подумал, природа оно конечно дело хорошее, но как же с такой женой в люди выйти? Да и провести остаток жизни в сырости ему не улыбалось. И решил он валить от сюда по тихой грусти. Да не тут то было. Леших хоть днём и не видно, однако они за всем наблюдают. Стали они его морочить задурманивать,  так что  куда бы он не шел, а всё на поляне оказывался. Кадеток быстро их фокусы разгадал, встал посреди поляны, да и говорит:
- Вот, что братья лешие, решил у вас навсегда остаться. Да только нельзя мне, я же женатый пока. Вот быстренько смотаюсь в город, разведусь и тогда уж на веки вечные к вам.
Поверили они ему, отпустили, да ещё и кошелёк с деньгами подбросили, чтоб  он значит, скорей возвращался. С тем он и ушёл.

Опять вернулся он к камню. Глядь, а там Яло стоит и горько плачет. Увидела его, заулыбалась и спрашивает:
- Куда ж ты милый друг запропал? Я уж все глаза проплакала тебя ожидаючи.
- Заплутал я. Попал к лешим в лапы, уж он меня мучили, да мурыжили. Деньги все отобрали, голодом морили.
Поверила она всем сказкам его, поплакала, пожалела его раза три. Встала, юбку отряхнула, денежек дала, да домой отправилась, а то матушка хватится – беды не оберёшься.

- Да, - подумал Кадеток. – Что русалки, что бабы – всё одно. Я им невесть что плету, да в глаза заглядываю, а они верят. За то мне прибыль, что ж я за   удалец – молодец, везде свою выгоду получу.

Решил он: «Эх, двум смертям не бывать, а одной – не миновать! Схожу-ка я   к Кащею.  И пошел.

Стоит дом – не дом, башня – не башня – в общем, строение.  Вышел Кощей, тощий, да мелкий, бородёнка на ём куцая. За то баба при ём: гренадёрского роста, чернявая и сисястая, нога под ней крупная на земле твёрдо стоит, да Кощею во всём поддакивает.

- Ну, и чё ты припёрся? – спрашивает Кощей.
- Как чего? За богатством – отвечает Кадеток.
- Щас, - говорит Кащей. - Стану я  богатство на лево и на право раздавать. Так и самому не долго без штанов остаться.
- Так -  на волшебном камне написано, а раз написано – исполняй.
- Ишь, ты, грамотный, какой. Там ещё написано, что ты должен три дня и три ночи выдержать. Вот мы и посмотрим. Вот ещё что сказать я тебе хотел, вернее упредить. Ежели ты начитавшись сказок да мифов всяких решишь меня жизни лишить, да богатство моё к рукам прибрать ну, там: дуб, сундук, в сундуке, типа, фауна всякая друг из друга выскакивает, а потом яйцо, типа, а в яйце иголочка со смертью моей на кончике. Так ты, мил человек, зря не парься. Иголочку то я перепрятал. Решил, что надёжней её будет всегда при  себе держать. А чтоб ненароком не затерялась она, решил я одну драгоценность в другую спрятать, как в чехольчик. Усекаешь, куда она как раз по размеру и по форме подходит? Вот, а для верности поверх обеих ценностей моих ношу ещё и чехольчик из золота сделанный. Так, что зря не напрягайся.

Отвела кощеева баба Кадетка  в комнатку персиковую и оставила одного. А потом привела девку ревунью, и говорит:
- Вот выдержишь с ней три дня и три ночи, тогда и будешь с Кощеем за богатство торговаться. А пока прощевай.
И пошло испытание. Девка ревёт не переставая, про что бы он не говорил. Смешное говорит – ревёт. «Ой, - говорит - не могу как смешно, аж до слёз»
На судьбу жалуется – ревёт. «Ой, - говорит – мне тебя до слёз жалко» И так без конца. Только ночью не надолго затихала, когда он её по-мужски успокаивал. А чтоб она по меньше ревела, приходилось ему по нескольку раз за ночь её «отвлекать» и так он за две ночи вымотался, что уж и не знал, как третью пережить.
Утром третьего дня, он ей про жену свою рассказать решил. Так она пуще прежнего зарыдала. И не понятно было кого ей жалко больше его, что ему такая плохая жена попалась, или себя, что при  ней такой  хорошей  он всё равно плохую жену вспоминает.

Тут Кощей пришел посмотреть, как Кадеток держится. И так вкрадчиво спрашивает:
- Ну, как молодец, всё ещё хочешь богатство получить или раздумал?
А тот и не знает, что ему ответить. И богатство хочется, и девка – ревунья до смерти надоела. Видит Кощей его замешательство и продолжает:
- Да, мил человек, забыл я ещё тебе сказать. Ежели ты испытание выдержишь, то с богатством тут навсегда останешься. А чтоб тебе не скучно было, компаньонка твоя, девка – ревунья с тобой поселится, если ты, конечно, не женат. Ну, а ежели женат – то жену твою сюда доставим, не жизнь у тебя будет, а сказка!

Как услышал те слова Кадеток, совсем ему поплохело.  Мало того, что эта сырость ходячая будет тут влажность обеспечивать, так мне ещё и с женой богатством делиться придётся. Ну, нет, пора сваливать. Не стал он третьей ночи дожидаться, собрал вещички и был таков.

Вернулся он обратно к камню, стоит и думает: «Вот тебе и сказочка, хоть поставь, хоть положи – ни какой радости. И везде жена замешана. Может мне к Аннасри в  рабство вернуться, или к лешим с русалками на поляну? Нет, лучше пойду дальше по свету счастья искать. Девок да бабёнок на мой век хватит. А в случае чего всегда можно сказать, что я женат и с меня взятки гладки.

Тут и сказочке конец, а кто слушал – молодец!

Copyright: Серафима Мельникова

http://music-pesni.com/music/c4de60aafb … 9f6db9.mp3

6

Из большинства

                                                                                                       «Я из большинства! На таких как я все держится.»
                                                                                                                                           (Э. Рязанов, фильм «Гараж»)

http://s3.uploads.ru/wyc80.jpg

Вечер первого дня.

              Сегодня у меня удачный день. И на службе много успела, и полдня посвятила себе любимой. Покрасила волосы, сделала маникюр и прикупила несколько, может не совсем нужных, но приятных тряпочек. Вечером, между компьютером и телевизором, выбрала последний, удобно рухнув на диванчик, приготовилась внимать.
             
              Шло очередное ток-шоу, фамилий героев не запоминаю, советы же раздавали одни и те же «знающие» люди, постоянно живущие в телевизоре. Сегодня в эфире плакала горючими, пьяными слезами маргиналка неопределенного возраста. Сюжет прост и часто исполняем: «Ничего не могу поделать, жизнь ко мне не справедлива, люди вокруг злые и не хотят мне помочь» По команде и без, студия то возмущалась, то аплодировала. А героиня между тем, рассказывала о своей нелёгкой доле.

               Родилась в обычной семье, достатка особого не было, а хотелось лучшей жизни. Ну, не учиться же идти? Один путь – найти богатого мужа. Нашла, только в ЗАГС он не спешил, а она не торопила, жили «шикарно»: каждый день – ресторан, куча шмоток, пусть не новых, но дорогих и модных. Однажды он пропал, зато появился участковый и объяснил, что любимый – жулик, квартирка чужая, жилплощадь надо освободить и опечатать, а имущество конфисковать.

               «Страдалица» вспомнила о родителях, к ним и подалась. Только умерли они, а она и не заметила, не до того было. Хорошо, что из отчего дома не выписали и стала она наследницей двух комнатного хрущевского «дворца» меблированного стандартной обстановкой образца двухтысячного года. Работать девушка не хотела, продавала потихоньку пожитки и теми же темпами спивалась. Откуда ни возьмись появились собутыльники, их вроде бы никто не звал, они сами материализовывались когда хотели. Пока не случился пожар, и соседи не потребовали её выселения. Она не нашла другого выхода, кроме как, пойти в телевизор. Вот и лила теперь свои проспиртованные слёзы на всю страну.

                Зрелище быстро утомило. У меня: семья, сын, дом, работа, машина, дача. Сижу вот тут вся в маникюре, свежеокрашенных волосах и новых тряпочках, пью кофе с конфетами и холодильник совсем не пустой. И с мыслями, что вот, мол, как жизнь поворачивается: исходный путь у нас с ней очень схож, а дальнейшие судьбы разные, выключила телевизор.

Свернутый текст

Вечер второго дня.

                 Наконец-то я дома. Скорее снять мокрую одежду, нет, зонтик тихо лежал на дне сумки, но взять его было не во что. Руки заняты сумками и пакетами и потому дождь имел меня всю, с ног до головы. Сколько раз зарекалась одна таскаться за продуктами, но легче оборвать руки, чем уговорить любимого составить компанию. 

                 Спина болит, ноги отваливаются, но надо готовить ужин. Кажется всё помыла, почистила, порезала и распределила по кастрюлькам и сковородкам. Ёмкости на плите, можно чуть-чуть расслабиться. Но, как говориться: «Хрен вы угадали!» Сначала пришёл сын с трудностями выполнения домашнего задания по физике. Наплевала на всю педагогику, сама решила задачи и тупо велела их скопировать в тетрадь. Для порядка сказала, что если появятся вопросы – уточнить, конечно же они не возникли. Чему я, честно говоря, была несказанно рада. Вспомнила, что муж просил подремонтировать спецовку. Включила на кухне телек для фона, параллельно наблюдала за кастрюльками и открыла заплаточно-пошивочный салон.

                  А между тем, по ту сторону экрана, снова ток-шоу, но совсем другого толка. Сегодня в студии сидела миловидная, ухоженная дамочка с фарфоровым лицом. Я подключилась в тот момент, когда она (высоким и мало приятным голосом) рассказывала о стоимости всего на неё надетого в данный момент. На пятом миллионе долларов, я прервалась – закипела картошка.

                  Тема оказывается была о прислуге в богатых домах. "Небожительница", томно вещала о своей «нелёгкой» доле. Родилась (как ни странно) в обычной семье, достатка особого не было, а хотелось лучшей жизни. В пятнадцать лет стала моделью, честно ходила по подиуму, но в Наоми Кэмпбелл не прошла. Зато «встретила» достойного и, что гораздо важнее, богатого человека за которого удачно вышла замуж. Параллельно (я не поняла с чем, с подиумом или с замужеством) окончила престижный московский ВУЗ, родила дочь и не менее удачно разошлась с мужем. Он, оказался ещё и не жадным, оставил бывшей жене дом на Рублевке, стоимостью тридцать миллионов долларов, счёт в банке ну и, разумеется алименты ребёнку. И вот она богатая и успешная вынуждена утомлять себя подбором прислуги. Тут я снова прервалась, выключила газ под всеми оставшимися кастрюльками, и включила стиральную машину, мысленно благодаря её изобретателя за избавление меня от стирального рабства.

                 Вернулась к шитью и чужой жизни. На вопрос студии о занятости и местах службы, дама ответила: «Я, как бы, сама зарабатываю. Да?!. Я, как бы, певица. Да?! И, как бы, ведущая. Да?!»  Правда, не уточнила о чём поёт и, что ведёт. По мере рассказа о форменной одежде, отдельных санузлах непременном обращении только на вы, даже к восьмилетней девочке, иголка в моих руках сновала быстрее и жёстче.

                 Не знаю, сама дама пришла не одна, или это   редакторы постарались, но в студии оказалась большая группа поддержки, состоящая из таких же неизвестных певцов и таких же не бедных соседок. Они хором сетовали на то, какая пошла гадкая прислуга. Воруют всё, что плохо лежит, сливают за деньги, в СМИ секреты хозяев, но что ещё страшнее, (если молоденькая), то норовит хозяина прибрать к рукам и сама стать хозяйкой. В этот момент мне показалось, что я начала пришивать заплатки даже там, где не было дырок.

                 Тут, к беседе подключились ещё два товарища: хозяйка агентства по найму прислуги и англичанин с неизвестной мне профессией батлер. И начали с благоговением признаваться в любви рублевским работодателям. Да, кстати, батлер – это профессиональный дворецкий-управляющий персоналом. Когда они озвучили стоимость своих услуг, мне стало совсем нехорошо. Мало того, что с экрана лился снобизм в чистом виде, брезгливость и пренебрежение к людям и стране, так ещё ценники за это всё повесили. «Это же не Европа, да?! Приходит какая-то колхозница, да?! И начинает, как бы, МНЕ хамить, да?! Я плачу деньги, да?! Значит могу, как бы, требовать нужные мне услуги, да?!» и т.д. и т.п.

                 Так вот, услышав, что горничной платят девяносто - сто тысяч рублей в месяц, а профессиональному батлеру -  десять тысяч долларов в месяц, я всё-таки не выдержала и выключила ящик Пандоры.

                 Дела, к тому времени, закончились, а злость и раздражение остались. «Может всё гораздо проще, - думала я, - может ты просто завидуешь этой молоденькой профурсетке с её миллиардами?»  Доля правды была, наверное, завидовала тому, что никогда не жила (да и вряд ли буду жить) во дворце, не знаю, что такое богатая жизнь, не представляю, что такое прислуга.

                 Но потом пазл сложился. Конечно, денег всегда не хватает и они никогда не бывают лишними. Но правда в другом, в том что обе дамы, героини этих ток-шоу, с виду такие разные, но по сути одинаковые. Ни одна, ни другая не в состоянии содержать и обслуживать не только свои семьи, но и самих себя. Они – аттракцион «Бородатая дама», который показывали в передвижных цирках, в старые времена. Таких единицы. А в большинстве своём наши женщины, (смею утверждать), другие.

                 Правильно это или нет, но мы действительно можем всё! Жить в достатке на мизерную зарплату, сами делать ремонт и маникюр, радоваться не дворцу, а двухкомнатной квартире и раздельному санузлу, стирать половики и носить платье от Кардена. Мы стираем, готовим, убираем, обнимаем и ругаем, успокаиваем и злимся, решаем проблемы и задаём нелепые вопросы. Для своих близких готовы на всё, лишь им было хорошо и делаем это не за деньги, а потому что по другому не можем. И нас, большинство, и на нас всё держится! Совсем не хочу умалить роль мужчин, просто сегодня я размышляю о женщинах.

                Опять вспомнились героини ток-шоу. Поработаю, немного, ясновидящей, представлю их дальнейшую судьбу. Первая – потихоньку сопьётся и окажется на помойке, где тихо умрёт в одиночестве от цирроза печени. Вторая – поживёт подольше, но в итоге тоже останется одна, почему, спросите вы? Потому что рассказывая о своей «богатой» жизни, только вскользь упомянула о родителях, в том смысле, что они были. Но теперь то их рядом нет, вот и её дочь, выращенная гувернёром со знанием французского, вряд ли озаботится судьбой стареющей маменьки. По мере ухода денег уйдут «друзья», зачем им нищая подруга…

«Ой, а у тебя-то, что есть?» – может спросить кто-то.
Есть то, что я не променяю ни на какие деньги и уж тем более на спиртное. Есть моя семья, есть мой дом, есть мои друзья, есть моя собака и ещё много чего есть! Мне хорошо и спокойно жить в маленьком, провинциальном городе-герое, среди таких же как я людей. Может я и не знала лучшей жизни, но никто, кроме меня, не сделает её таковой. Никакие революции, либералы и уж тем более войны. Почему-то в последнее время, некоторые особо обиженные оппозиционеры, называют меня и таких, как я зомбированной толпой, стадом и быдлом. Мол, мы не способны понять, чего мы хотим и не понимаем, как стать счастливыми. Если я из большинства, то не способна иметь собственного мнения. Отчего же, господа такое низкое понятие о согражданах? Потому, что думаю, как большинство? А может как раз мы правы, а не те кто за нас знают, как нам лучше?

Хочу и дальше спокойно жить в своём городе и своей стране. И не надо ваших европ и америк с их «хвалёной» демократией и богатой жизнью. А я знаю, что говорю потому, что Я из большинства! На таких как Я все держится!

Copyright: Серафима Мельникова

http://music-pesni.com/music/c54e8107b4 … c23f9e.mp3

7

Столько Анн, и все Каренины

http://s8.uploads.ru/1nt84.jpg

Всякий раз, читая какое-нибудь повествование, я представляю себе, как выглядят его герои. Очень часто моё представление не совпадает с описанием автора. Это зависит от многого: от поступков, которые совершает герой, от отношения к нему других персонажей, да и просто от того выспалась я сегодня или нет. Вобщем всё очень субъективно. Недавно, с большим интересом посмотрела фильм Сергея Соловьёва  «Анна Каренина». И ещё раз убедилась в верности выражения: «Сколько людей - столько и мнений»

С первой Анной я познакомилась в юности, на уроках литературы.  И, честно говоря, совсем не поняла, отчего она, таким образом, распорядилась своей жизнью? Я читала, читала и всё не находила ответа. Тогда, она мне представлялась красивой, умной и состоявшейся женщиной. И именно поэтому я не понимала, почему Лев Николаевич в конце романа лишил её рассудка и толкнул под поезд.

Потом я увидела вторую Анну, в фильме Александра Зархи. Татьяна Самойлова, исполнявшая  её роль, в моём восприятии, совсем не попадала в образ. Она мне казалась не такой умной и красивой. Меня очень раздражала её манера говорить с придыханием. И временами, она слишком театрально переигрывала. Так в жизни не бывает. Все эти заламывания рук и вздымания их к небесам. Все эти поиски неземной любви…

Хотя в целом мне фильм очень нравится, он достоверно передаёт  дух того времени. Но, при этом был статичным и  (если так можно сказать о кино) монументальным и неподвижным.

Гриценко, игравший Каренина, был  так реально неприятен и даже мерзок, что я никак не могла понять уже двух вещей: первое - всё тоже, от чего надо было убивать Анну, и второе – как она могла выйти замуж за такого человека, как Каренин?
Очень люблю Яковлева  в роли Стивы. Мне кажется точнее попадания трудно представить. Барин, кутила и герой-любовник, знавший толк: в красивой жизни, в умении обращаться с женщинами и в свежих устрицах.

Лановой – Вронский,  Вертинская – Кити, Плисецкая – Бетси, просто не возникает никаких сомнений в их аристократизме и другие лица не всплывают в памяти, когда вспоминаешь этих героев Толстого.

В том, старом фильме, все герой так подчеркнуто, красивы, что в какой-то момент начинаешь сомневаться: а настоящие ли они?

Свернутый текст

Я  пропущу ещё двадцать с лишним  экранизаций этого романа. Первый фильм был снят в Германской империи в 1910 году.  А ведь были ещё и  экранизации США, Франции, Италии, Кубы, Аргентины и даже Индии! Большинство  из них  я не видела. И, знаете, не жалею. Объясню почему. Помните наш легендарный мюзикл про  мушкетёров? Как бы мы не любили Боярского, Смирнитского, Старыгина, Смехова, Табакова и всех остальных замечательных актёров занятых в этом фильме, он всё равно  будет о том, как наши играют французскую жизнь. Играют! Пусть весело и интересно, но глядя на экран, мы не видим Францию и французов, там наши, изображающие их.

Так и с Анной, никогда американцы или индийцы  не станут русскими, а без этого останется не роман Толстого, а просто мелодрама из прошлой жизни с изменами и страшным финалом. Но, я отвлеклась.

И вот я увидела ещё одну Анну, играла её Татьяна Друбич. Фильм понравился, хотя иногда тоже ставил в тупик. Я прочла в одном отзыве, что актриса Друбич конечно красивая, но другой красотой,  и что Анна  должна быть красивее. Не знаю, не знаю, должна ли? У Льва Николаевича Анне двадцать пять, а  Вронскому двадцать один.  Вот и задумалась я: а артисты то постарше будут, им уже хорошо под сорок, может, поэтому и не совпадает кое-что в сюжете?
В фильме Соловьёва, есть жизнь. То есть не статика, не застывшие формы, а живые люди, со своими страстями и переживаниями. И именно поэтому они не боятся выглядеть не красивыми. Они, такие как в жизни, не приукрашенные и не напудренные.

Хорош Гармаш в роли Лёвина, я его всегда считала второстепенным героем, а он так сыграл, что Лёвин не формально, а практически главным героем стал.

Отчего-то совсем не понравился покойный Абдулов в роли Стивы, может потому, что в голове непревзойдённый образ  исполненный Яковлевым?

Безоговорочно открытием этого фильма для меня стал Янковский (жаль, что тоже ушедший) в роли Каренина. Вот кто полностью сломал все стереотипы в голове. Он так сыграл, что вызвал во мне наибольшее сочувствие. Мне искренне жаль его. Может это в преломлении сегодняшнего дня? Он ведь до последнего хотел сохранить свою семью, а не просто видимость благополучия и пристойности. Во всяком случае, я это так поняла. Несчастный, обманутый муж, прощавший и простивший всё и не бросивший  детей. Браво Янковскому,  за то, что подарил такое открытие.

А что же сама Анна? Вот я никогда не могла понять, от чего мне её никогда не было жалко. Если объективно,  (по-житейски), взглянуть на ситуацию, то, что же, получается: ушла дамочка в загул – бывает; полюбила, так что мочи нет - тоже понятно. Но, дальше-то что? Извелась сама, извела всех вокруг. Может, я сейчас абсурдную вещь скажу, но, на мой взгляд, с жиру  она бесилась. Хотела быть честной и верной женой – не уходила бы от мужа, а хотела любви и африканской страсти, жила бы с любовником. Так нет, ей ведь этого тоже мало стало. Хотелось, чтобы все перед ней благоговели, за то, что она детей на любовника поменяла.

Я сейчас  прямо слышу возмущённые голоса: «Как можно так говорить, Анна святой и чистый человек, не могла жить во лжи и т.д., и т.п.» Не знаю, чем дольше я размышляю, тем больше укрепляюсь в своём убеждении. Анна эгоистичная, самовлюблённая натура. Кого она любила? Каренина – нет; Вронского – сомнительно; сына Серёжу – наверное, любила, но выбрала  всё-таки Вронского. 

Вот ещё один момент: что же стало с девочкой, которую она родила от Вронского? Она о ней вспоминала раза три от силы,  и перед тем как совершить тот роковой шаг ни о ней, ни о сыне даже не подумала. 
А вот на воспитание Серёжу и девочку, взял всё тот же не любимый Каренин.

Как-то это всё у меня плохо укладывалось, что-то не срасталось. Не вязался весь этот сюжет с генетикой русской женщины. Ведь  в том же романе есть понятные и, на мой взгляд, не менее достойные героини: Долли и Кити. Да та же графиня Вронская. Умели любить и мужчин и детей, и выбор в чью-то пользу с уходом из жизни не делали. Не знаю, мне они ближе и понятней.

Читая классиков, всегда  задавалась вопросом: от чего это барышни и дамы Гончарова, Бунина, Чехова, Толстого «очень любили впадать в меланхолию»,  «переживать горячечный бред» и в конечном итоге «умирать от чахотки»?  Хотя, если страдать от неразделённой любви неделями слоняясь по двадцати пустым комнатам имения, при этом изводить себя голодом  и разрушать свой мозг мыслями о своей ненужности – кто  угодно свихнётся, а   там и до кладбища недалеко.

А потом я вдруг поняла, очень я люблю Льва Николаевича, но есть один нюанс, это про то, что русские не могут до конца сыграть французскую жизнь; так и мужчина (какой бы гений он, ни был) никогда не сможет до конца понять и передать женскую логику и  объяснить поступки.

Сейчас подумала: а, что если бы я это сочинение в десятом классе написала? Боюсь, что меня бы не поняли и заставили бы переписать, с уклоном в положительных и отрицательных героев в рамках школьной программы. Да, я собственно это и делала тогда. А вот сейчас я просто уверена, что нет там однозначно ни героев, ни злодеев. Есть просто люди в предлагаемой ситуации.  Вот за это, наверное, и люблю классиков.

Опять же повторюсь - это моё субъективное мнение. Хотя не скрою, очень давно хотелось написать не так как надо, а так как хочется.

Вот ведь как получается: посмотрела фильм, взяла роман, не прочла снова, нет, но перелистала, останавливаясь на некоторых эпизодах и написала  ответ автору, который умер  уже сто с лишним лет назад.

Чудны дела твои Господи.

Copyright: Серафима Мельникова

http://music-pesni.com/music/7a3461cf7c … 12fa41.mp3

8

Про Дом 2, про Ваенгу, про Путина и про меня

http://s8.uploads.ru/MdRHW.jpg

Намедни, бродя по бескрайним просторам интернета, наткнулась на любопытную статейку. В ней, сообщалось, что  суперпопулярная  сегодня певица собирается встречаться с не менее популярным политиком. И что же тут такого? – спросите вы. Да, всё бы ничего, если  бы не предмет предстоящей беседы: оказывается, нет ничего «актуальнее» для отечественного вокального искусства (в стиле шансон), как запрещение так надоевшего реалити шоу Дом 2.

И молодёжь-то он развращает, и  мозги-то он разжижает, и потребительскому отношению к жизни учит и так далее и тому подобное. Да, искусство по-прежнему в большом долгу. Мягко говоря, я  тоже не поклонница этого зрелища,  и с радостью смотрела бы что-нибудь более качественное и познавательное, но, увы…

Несколько лет назад, какой-то  суд запретил трансляцию сего действа в дневное время суток. И шоу приравняли к водке, только ту до одиннадцати продают, ну, а  после  одиннадцати - Дом 2, видимо посчитали, что одно другое  замещает.

Хорошо, сняли с дневного эфира (хотя  если 21.00 – это день, то что же тогда поздний вечер?), а что взамен? «Чудные, целомудренные» выпуски «юмористических» программ: «Камеди клаб» и  «Наша раша».
Или не менее «полезные» для молодёжи сериалы «Зайцев +» и «Реальные пацаны». Наверное, я чего-то в жизни не понимаю, но, то, что там демонстрируют местами  вообще за гранью добра и зла и  в принципе здравого смысла. Сюжет Дома 2 по сравнению с ними – детский утренник. Если юмор это только то, что ниже пояса, а великий и могучий русский язык  исчерпывается матом, мне  «за державу обидно».

А послушать интервью одного из ведущих резидентов Камеди там всё сплошь интеллигентные и образованные люди, с тонкой душевной организацией и высокими моральными качествами. Так что же шутят так пошло и бездарно? Я поняла - это народ у нас такой быловато-хамоватый, другого юмора не поймёт. Опять обидели, от чего  же вы, господа комедианты, о публике такого не высокого мнения?

В этом же интервью всё тот же «юморист», небрежно поправив на носу дорогие очки в золотой оправе, важно рассуждал на тему: «Одни мы в России такие остроумные и смешные»
- Ну, кто ещё может с нами конкурировать? - вальяжно рассуждал он в камеру, - «Аншлаг» - умер, Петросян с его «Кривым зеркалом» - художественная самодеятельность. И всё, больше нет никого?
- А как же Жванецкий? – на сдавленном выдохе спросила журналистка, и сама испугалась своего вопроса.
- Что вам сказать? – задумчиво протянул собеседник (только, что в носу не поковырял) – Ну, не смешной он какой-то, во всяком случае, для меня не смешной.

«Конечно, -  подумала я – Михал Михалыч же не материться, не изображает (пардон) сидящего на унитазе, не издаёт рыгающих звуков и не виляет бёдрами, демонстрируя совокупление (ещё раз пардон). Он читает тонкие и умные монологи, которые заставляют не только  смеяться,  чаще предлагают задуматься. Ну, вот матушка, договорилась, чем же этот «Гарик» думать-то будет? Если в  его голове всю оперативную память калькулятор занял, барыши подсчитывает, а ты к разуму взываешь»

Ладно, оставим в покое юмористов и вернёмся к тому, с чего начали, а именно что же нам ещё предлагает телевизор.
Там всё просто:

НТВ – канал для начинающих и опытных маньяков и убийц. С методическими  материалами по всем криминальным дисциплинам. В любое время суток трупы и кровь рекой. «Очень познавательное» зрелище.

РЭН TV и Перец  - близнецы братья, воспитанники  НТВ с уклоном в «сам себе режиссёр»

Знание – очень любопытный канал. Там преподаватели ведут уроки на дому. Пробовала несколько раз поприсутствовать на уроках литературы, но засыпала через пятнадцать минут, очень уж монотонны, бесстрастны были лекции педагогов.

MTV, МУЗ, РУ  – тут и так всё понятно – популярная музыка.

ОРТ, Россия  - каналы бесконечных сериалов с перерывами  на  новости, ток шоу и концерты одних и тех же исполнителей.

Ток шоу – это отдельный разговор, «Пусть говорят», «Прямой эфир» «Говорим и показываем», «Разговор на чистоту», «Своё мнение»….
Сюжет прост: собираются люди и говорят, говорят, говорят на заданную тему. И темы-то сплошь «горячие и животрепещущие»: «Как разделили наследство умершей знаменитости», «Бывшие жёны  и любовницы популярного певца» «Сколько весит прима балерина» или «Зверское убийство  семьи в N-ске» «Маньяки педофилы среди нас», «Собаки убийцы», «Соседка – отравительница».
Ладно бы если бы после этих разговоров, хоть что-нибудь менялось, таки нет! Всё незыблемо и непоколебимо. Возникает резонный вопрос – какой смысл во всех этих диспутах? Похоже, что никакого. Помните, в советские времена в наших дворах, перед подъездами стояли лавочки и на них с утра  до вечера заседали вечные старушки, перемывая косточки всем и всему вокруг происходящему? Эти ток шоу мне тех бабушек напоминают, а главное, что эффект тот же.

Вы скажете: «Я телевизор не смотрю, и вам не советую» Могла бы согласиться, но так получилось, что я заядлая телеманка и без этого ящика уже не могу. Я это к тому, что только ленивый не поругал у нас Дом 2, но суть в том, что всё остальное не далеко ушло. Опять же недовольным всегда можно предложить беспроигрышный вариант – не нравится,  переключи. Благо каналов сейчас не два, как раньше,  а минимум тринадцать, про максимум  и не говорю.

Вы опять скажете: «Если всё так плохо, то, что же ты там смотришь?» Отвечу, смотрю старые  фильмы, те которые при социализме сняты. Не знаю, но в них есть какой-то понятный мне смысл, а может  просто тоска по времени моего детства и юности.  В этих фильмах (как правило) нет кровавых подробностей, наркоманов и проституток там не воруют детей и не убивают матерей. Вот и сейчас,  идёт старый фильм под названием «Шумный день» сюжет прост и понятен, всего один день из жизни большой семьи. Просто жизнь, где любят и ненавидят, где врут и говорят правду, где обижают и прощают. Но для меня, сколько бы, ни прошло лет, и сколько бы раз я не увидела эту картину – она всегда будет интересной. И, слава  богу, что таких картин, спектаклей и концертов много, вот их я и смотрю.

Опять вспомнилась певица, собравшаяся на приём в Кремль. И вот какая мысль меня посетила: случись такой пердиманокль, и не эта певица, а я встретила в булочной  нашего премьера (хотя это почти тоже самое, что встретить марсианина, ну ладно допустим) о  чём бы я с ним побеседовала?
Думала, думала и ничего не надумала. Получается не вышло бы у нас диалога, скорее всего, получилось бы так:
- Ну, как у вас дела, как жизнь? – спросил бы он.
- Всё нормально, - дежурно ответила бы я и пошла бы дальше по своим делам.
Потому что я, среднестатистическая  гражданка, а он премьер министр в одной стране живём, но параллельно. А параллельные прямые (как известно) не пересекаются.

Copyright: Серафима Мельникова

http://music-pesni.com/music/be7d5b41e3 … f060a3.mp3

9

Спасибо,Фима! http://se.uploads.ru/UuZV1.gif

10

Фима, а разве "Неизвестная" Крамского была Анной?.... http://se.uploads.ru/ITsdf.gif

Всё понравилось... особенно последнее.. я тоже из той же параллели... http://se.uploads.ru/ionIq.gif  http://se.uploads.ru/NRfvB.gif

Отредактировано Северяночка (9 Июл 2016 03:24:19)


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Телемания и шоузависимость