ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » НОВОСТИ » НОВОСТИ 510


НОВОСТИ 510

Сообщений 991 страница 1000 из 1000

991

Из сентябрьской будничной пряжи буду тихое счастье вязать..  http://www.kid.ru/forummam6/30733bc4ec6c.gif

https://pp.userapi.com/c845416/v845416438/e70a3/8fktJ2dqUxQ.jpg

0

992

Вы знаете о том, что визиткой может быть не только карточка, но и костюм - визитка?


Давным давно, в далекой Англии, когда одежда была красивой и не только укрывала людей от наготы, но и служила показателем статуса владельца, существовал специальный пиджак — визитка. В таком пиджаке джентльмен проводил время до вечера, когда носить фрак было слишком рано.

Свернутый текст

Надеюсь вне понимают, что название у пиджака говорящее? В пиджаке-визитке было принято совершать утренние визиты.

Костюм-визитка похож на сюртук, но имеет некоторые отличия: его полы расходятся, плавно переходя в линию низа, создавая окружность.

У визитки обычно всего одна пуговица спереди, но зато есть две пуговицы сзади, на уровне пояса.
   
https://igorpronin.ru/vizitkа

https://pp.userapi.com/c844616/v844616807/e8a7d/4uHzjw3-qjI.jpg   https://pp.userapi.com/c848616/v848616807/71056/Y-_JXeupbCM.jpg  https://pp.userapi.com/c849124/v849124807/71e29/ScxTgnM7sOA.jpg

+1

993

9 сентября - Всемирный день журавля (во второе воскресенье сентября)

Первый месяц осени богат на экологические праздники. Так, во второе воскресенье сентября наша планета отмечает Всемирный день журавля. Первые предки этих красивых птиц появились еще во времена динозавров, около 40–60 миллионов лет назад. Исторической родиной журавлей считается Северная Америка, откуда они мигрировали сначала в Азию, а оттуда в Африку и Австралию. В настоящий момент популяция журавлей широко распространена во всем мире, исключение составляют лишь Антарктида и Южная Америка. Главные места зимовок журавлей – Иран и запад Индии. Всего насчитывают около 15 видов журавлей, в России гнездятся семь из них. Некоторые виды журавлей занесены в Красную книгу. Когда-то журавль был промысловой птицей, но сейчас он находится под охраной закона. Однако, несмотря на протесты международной природоохранной и орнитологической общественности, в некоторых странах (например, в Афганистане и Пакистане) до сих пор сохранились традиции охоты на пролетных журавлей. Впервые День журавля отметили в 2002 году в США. Ратуя за спасение исчезающего вида американского журавля, ученые-экологи подкладывали его яйца в гнезда журавлей других видов, которые отправлялись на гнездование в безопасные места. День, когда на гнездование отправился целый выводок спасенных птиц, был объявлен новым экологическим праздником, а журавль стал символом организаций, охраняющих природу. В качестве организатора Дня журавля выступает рабочая группа по журавлям Евразии при поддержке секретариата Боннской конвенции (конвенция по охране мигрирующих видов диких животных), Глобального экологического фонда по охране стерха (сибирского белого журавля) и его местообитаний и Международного фонда охраны журавлей с участием Союза охраны птиц России и Московского зоопарка. Празднование Всемирного дня журавля совпадает по времени с ежегодными учетами журавлей, которые проводятся в предотлетный период. Сам праздник в разных странах сопровождается фестивалями, акциями, конкурсами и фотовыставками, посвященными журавлям, а также экскурсиями на места осенних скоплений птиц, где принять участие в их подсчете могут все желающие.

https://sun9-4.userapi.com/c7003/v7003566/53acb/Oly6wxHFFik.jpg

0

994

Социалочка

В небольшом городке Ишимбае, который расположился на окраине Башкирии, живет 31-летний Данис Бердин. У мужчины ДЦП, поэтому жить в наших российских реалиях ему помогает мама Римма. В принципе, он мог родиться вполне здоровым пацаном, если бы врачи в роддоме сделали кесарево сечение в нужный срок, а не позже.

У родственников есть любимый маршрут по которому они гуляют в ежедневном режиме. Сначала Данис норовит прогуляться по парку, а затем тянет маму к местному торговому центру, именно в музыкальный магазин, где, как ни странно, до сих пор торгуют CD-дисками. Раньше он проводил очень много времени в этом павильоне, разглядывал и перебирал красочные коробочки, а уходя, обязательно что-то покупал. Римма вздыхает: "Мы, наверное им уже более 10 тысяч выручку сделали и продавцы всегда были рады моему сыну".

Несколько дней назад Данис с мамой вновь пришли за дисками. Мужчина, который знает только три слова - "мама", "папа" и "дай", заговорил с новой молодой продавщицей. Он несколько раз сказал ей "мама", показывая на Римму, после чего девушка с нескрываемым раздражением крикнула чтобы родственники уходили из магазина, не нервировали продавцов и не отпугивали покупателей. Также торговка заявила: "Я боюсь вашего сына".

Спустя какое-то время Римма и Данис снова пришли к ТЦ, но их не пустили даже за порог. К женщине выбежала администратор центра и потребовала больше здесь не появляться. Начальница объяснила, мол все продавцы составили коллективное письмо с просьбой не допускать инвалида на территорию молла.

"На мое требование предоставить письменный отказ, администратор замялась и сказала, что нам и так должно быть все понятно. Но как я объясню сыну, который со слезами тянет меня в полюбившийся магазин, что ему там не рады, его там не ждут? Он в жизни мухи не обидел, да и не буйный совсем. Он никого не трогает, ни к кому не пристает, ходит себе тихонечко, витрины рассматривает." - возмутилась Римма.

Прокуратура уже заинтересовалась инцидентом и проводит проверку. Если она выявит нарушение прав лиц с ограниченными возможностями на доступ к объектам инфраструктуры, то руководство торгового центра ждет весьма солидный штраф.
Плохие новости.

https://sun9-7.userapi.com/c830108/v830108224/187efb/2up1g9I4L2c.jpg

0

995

В мае 1935 года Феликс и Ирина Юсуповы приехали в Лондон на выставку русских ювелирных изделий. Гостиницы были забиты битком, и целый день поисков грозил закончиться весьма неутешительно, когда вдруг на Джермин-стрит они заметили свет в окнах похожего на семейный пансион дома. В своих мемуарах князь Юсупов пишет:

Нас приняла седовласая дама в строгом черном платье с золотым медальоном. Гостиная была увешана фотографиями знаменитых людей, в их числе — король Эдуард VII. Безо всякой надежды спросив, нет ли комнаты, с удивлением услышали мы, что есть. Привели нас в покои с ванной, преудобные, почитай, роскошные. Но падали мы с ног от усталости, мечтали лишь о ванной и постели и вопросом, откуда такое счастье, не задавались.

Свернутый текст

На другой день пришла к нам обедать теща с сыновьями Дмитрием и Никитой. Вечером заглянул приятель, Тони Гандарильяс, атташе чилийского посольства, и рассказал, что наша строгая хозяйка — Роза Льюис, известная на весь Лондон стряпуха, что раньше Эдуард VII ценил ее стряпню не меньше, чем ее прелести. Но однажды кастрюли она оставила и открыла пансион. И теперь сюда сходятся лондонские кутилы, как прежде в Вене хаживала золотая столичная австрийская молодежь к фрау Захер. Роза пьет запоем, но только шампанское, и ничего другого пить в своем заведении не дает».
Здесь все правда, хотя и далеко не полная.

27 сентября 1867 года семейство похоронного агента Уильяма Овендена и его жены Элизы стало воплощением исконного смысла слова «семья» — у них родился пятый ребенок. Дочь назвали Розой. Пожалуй, в идее, что данное человеку имя определяет в некоторой степени его судьбу, что-то есть. Наша героиня в конце концов не понаслышке узнает, что такое жизнь в розовом цвете, и путь этот будет поистине через тернии к звездам — из «золушек» захолустного Лейтона в «герцогини Джермин Стрит».

Но всего этого Роза пока не знает и мечтает лишь о том, как бы сбежать из бедлама семьи с 9 детьми, и жалеет, что не родилась мальчиком. В возрасте 8 лет ее отправили учиться в школу, однако 4 года спустя родители решили, что дочь достигла вполне работоспособного возраста, а потому нечего заниматься ерундой, пусть лучше зарабатывает деньги и помогает семье.

Карьера Розы началась с места служанки в семье среднего класса, где за шиллинг в неделю, стол и кров она с половины шестого утра до девяти вечера чистила каминные решетки и разводила огонь в очаге, начищала обувь, мела полы, накрывала на стол и исполняла обязанности кухарки и официантки, а также дворецкого. Незавидная работенка, однако для бедной девушки викторианской эпохи она была едва ли не пределом мечтаний. Со временем прилежная и трудолюбивая «золушка» могла дорасти до горничной, а то и экономки, а если повезет с хозяином, то и обеспеченная старость гарантирована.

Прошло четыре года, и Роза решила, что с нее хватит. Благодаря дяде, водившему дружбу с шеф-поваром в доме находившегося тогда в изгнании наследника французского престола графа Парижского, она получила место младшей судомойки в графской резиденции в Шин Хаусе. Впрочем, усердная и смышленая девушка в судомойках долго не задержалась. Вскоре ей доверили потрошить птицу и дичь, затем — приготовление чая и кофе, после — тостов, а потом — и операции с овощами.

Но главной удачей Розы была возможность наблюдать и набираться ума-разума у графского шеф-повара, прошедшего школу самого Огюста Эскофье и зарекомендовавшего себя на кухнях знаменитых «Ритца» и «Савоя» (пройдет несколько лет и Роза лично познакомится и подружится с «королем поваров и поваром королей»). Эскофье ввел моду на сезонную кухню (т.е. подчиняющуюся принципу «всякому овощу свое время»), облегченные соусы и меню с меньшим количеством блюд. Французская мода вскоре завоевала и желудки английского высшего света, а сообразительная и талантливая Роза, как губка, впитывала не только французские фразы и словечки своих коронованных хозяев и их домочадцев, но и премудрости новомодной гастрономии.

В 1887 году 20-летняя Роза почувствовала себя уверенной в собственных силах настолько, что решила отправиться в самостоятельное плавание и, получив отменные рекомендации от своего престолонаследного работодателя, начала зарабатывать на жизнь в качестве приглашенного повара.

И тут ей сопутствовала небывалая удача. Первой же ее клиенткой стала никто иная, как леди Рэндольф Черчилль, мать будущего премьер-министра, тогда еще сидевшего за партой. По окончании застолья Розу попросили подняться в обеденную залу, дескать, один из гостей хочет поблагодарить ее за чудесную трапезу. Благодарным гостем оказался никто иной как принц Уэльский, будущий король Эдуард VII. В знак признательности он вручил очаровательной стряпухе золотую монету со словами:

Соверен, моя дорогая, от твоего будущего суверена».
(Говорят, выйдя из комнаты, взволнованная знакомством Роза упала в обморок.) Так, буквально в одночасье она стала знаменитостью. Всякий, кто хотел залучить к себе на пирушку наследника престола, известного гурмана, всеми правдами и неправдами старался обеспечить присутствие «королевы поваров» на своей кухне.

Надо сказать, что, несмотря на свое пролетарское происхождение, Роза держалась с таким достоинством, что ее нередко принимали за аристократку. Один из вариантов легенды о ее первой встрече с принцем Уэльским гласит, что во время охоты в одном из загородных поместий он заскочил в столовую перекусить перед обедом. Там он увидел привлекательную молодую женщину в белом с бокалом шампанского в руках. Принц обменялся с ней парой слов, а перед тем, как вернуться к оставленной им компании, по своему донжуанскому обыкновению поцеловал прелестницу. Когда подошло время обеда, наследник престола не обнаружил среди гостей своей очаровательной знакомой. Описав ее хозяйке, он узнал, что поцеловал повариху. «Ну, тогда превосходный ужин нам гарантирован», — заверила та принца.

Знакомство с наследником престола переросло в весьма интимную дружбу, которая, учитывая общеизвестную любвеобильность принца, неизбежно стала причиной слухов об их отнюдь не ограничивавшихся пудингом из куропатки отношениях. Тем более Роза была молода, не замужем и при этом обладала невероятно очаровательным и интригующим набором качеств — выразительным акцентом кокни, искрометным чувством юмора, полным презрением к классовым и статусным различиям и любовью к крепкому словцу. В течение 10 лет она получала подарки от тайного поклонника. Впрочем, насчет своей личной жизни Роза предпочитала не распространяться, а любовных писем не хранила, так что об именах ее возлюбленных остается только догадываться.

Время шло, Розе исполнилось уже 25 лет, пора было подумать о замужестве. По настоянию родителей в июне 1893 года она вышла-таки замуж за друга семьи с претенциозным именем Эксельсиор. Молодожены поселились на Итон-террас, где сдавали внаем тщательно отобранным клиентам меблированные комнаты. Арендная плата включала в себя также завтраки, но для Розы, привыкшей дирижировать приемами королевского уровня, этого было явно недостаточно. Что же касается мужа, то он все больше времени проводил в пабе, а по возвращении был просто не в состоянии оценить ее кулинарные изыски. Однако не в характере Розы было влачить жалкое существование владелицы пансиона, поэтому она бросила постылого супруга вместе с квартирантами и с утроенной энергией взялась за любимое дело.

Пика своей поварской карьеры она достигла в 1902 году, когда поставила своего рода рекорд, обслужив за одну неделю 29 званых ужинов и балов. Правда, и цену себе знала, так что счета за ее услуги вызывали шок даже у не привыкших считать деньги богачей.

Тогда же она смогла позволить себе купить гостиницу на Джермин-стрит. «Кавендиш» был небольшим отелем с большой, светлой кухней, что для нашей героини имело немаловажное значение, а его завсегдатаи были практически сплошь богатые аристократы.

Надо отдать должное Розе, обладавшей отнюдь не ангельским характером и никогда не любившей мужа, но при этом попытавшейся вытащить его из болота пьянства, устроив на работу в купленный ею отель. Впрочем, слабохарактерный Эксельсиор и тут разочаровал ее. Толку от него было чуть, а вот обходился он и его новоприобретенная привычка жить на широкую ногу все дороже. Да и пить он не бросил, лишь переключился с пива на дорогие вина.

Дела шли под откос, но Роза приняла решение позволить непутевому мужу обанкротиться и до поры до времени не предпринимала никаких действий. Наконец, в один отнюдь не прекрасный для ее горемычного супруга день, она выставила его за дверь, отправив ему вдогонку ураган из чашек, блюдец и прочей кухонной утвари, а затем начала бракоразводный процесс.

Дабы спасти репутацию отеля, она взяла на себя все долги мужа. Чтобы выплатить астрономическую по тем временам сумму в 5000 фунтов, ей пришлось работать так, как никогда прежде. Персонал гостиницы был сведен к минимуму, вся готовка целиком легла на плечи Розы.

Несколько деталей, иллюстрирующих ее каторжный труд. В кухне она, помимо безупречно белоснежного поварского колпака, всегда носила ботинки с высокой шнуровкой: работа стоячая, ногам нужен особенный комфорт. Покупались они у лучшего сапожника и были сшиты из отменного качества черной лайки, но хватало их не больше чем на месяц.

Роза всегда сама ездила с тачкой к пяти утра на рынок в Ковент Гарден, чтобы собственноручно выбрать лучшие овощи. Теперь к ним добавились куропатки, которых она придирчиво выбирала и покупала по 4 пенса, а затем развозила по домам клиентов и магазинам, перепродавая их уже по 3 шиллинга за тушку. Ела она при этом один раз в день, а на сон порой и вовсе времени не оставалось. Спустя 16 месяцев долги непутевого мужа были выплачены. На память о нем осталась только фамилия Льюис.

Теперь можно было, наконец, заняться «Кавендишем». Роза, еще в золушкину пору своей жизни зачитывавшаяся газетными историями из жизни богатых и знаменитых, решила превратить свой отель в эксклюзивный. Вместо обычных гостиничных номеров появились апартаменты, каждый со своей ванной комнатой, столовой и атмосферой приватности загородного особняка. Один из них c отдельным входом был специально зарезервирован за королем.

И, как раньше карьера самой Розы, на гребне волны монаршьего благоволения «Кавендиш» поднялся на недосягаемые репутационные высоты. Для многих английских аристократов и американских миллионеров «Кавендиш» был настоящим домом: на большом столе в гостиничном холле высились стопки писем, адресованных тем, кто выбрал Джермин-стрит в качестве своего лондонского местопребывания — истинного или мнимого.

Помимо этого «Кавендиш» был своеобразным клубом для избранных, членство в котором далеко не в каждом вызвало бы восторг. Неутомимая тусовщица Роза с неизменным бокалом шампанского в руке фланировала из комнаты в комнату, знакомя между собой своих гостей, хотели они того или нет.

Как-то она пришла показывать пожилой паре апартаменты, хозяин которых в тот момент как раз принимал ванну. Продемонстрировав достоинства гостиной и спальни, Роза хозяйским жестом распахнула дверь в ванную и, ничуть не смутившись, продолжила презентацию словами:

Пять гиней в день, не считая молодого человека».
Бывало, что неудачно оказавшимся в поле зрения гостям приходилось подчиняться не терпящим возражений Розы приказам и делать бутерброды для проголодавшегося чада ее друзей. А как-то раз она подала в суд на американскую семью, покинувшую отель и не оплатившую полностью счет. Американцы утверждали, что вынуждены были съехать из-за шума, не дававшего им спать всю ночь. Кто знает, как бы обернулось дело, если свидетельницей со стороны Розы была не жившая тогда же в «Кавендише» леди Уилсон, а кто-то другой. Старушка заявила, что отель всегда был оазисом тишины и спокойствия, — и Роза выиграла дело. Вот только ни судье, ни присяжным было невдомек, что свидетельница глуха как тетерев.

Эксцентричные выходки Розы Льюис достойны отдельного рассказа. Она обожала веселиться, и ни одна вечеринка в «Кавендише» не обходилась без ее участия в качестве главной гостьи. Так она убивала сразу двух зайцев: зарабатывала на лившемся рекой шампанском и в то же время вволю наслаждалась любимым напитком.

Она была страстным коллекционером, в аукционном зале порой буквально теряла голову и в результате сама бывала сильно озадачена новым приобретением вроде массивных чугунных ворот из старинного особняка. К тому же у нее была привычка в волнении размахивать аукционным каталогом, что со стороны выглядело как предложение цены. Таким образом она однажды стала владелицей дома священника.

Она собирала автографы знаменитостей — для этого у нее была целая коллекция… чего бы вы думали? корсетов! Роза обожала свадьбы и ходила туда, не дожидаясь приглашения. Она в буквальном смысле на дух не переносила писателей. Единственным исключением был лишь Джеймс Барри — друг одного из ее лучших друзей и к тому же обладатель рыцарского звания. Некоторого снисхождения заслуживали лишь американские писатели. Что и говорить, «герцогиня Джермин-стрит» была тот еще сноб. Правда, читала мало, так что многие из представителей ненавистной ей профессии благополучно останавливались в «Кавендише», не вызывая подозрений у его хозяйки.

К началу Первой мировой Роза была на вершине финансового благополучия. Однако начавшаяся в 1914 году война положила конец прежней жизни и целой эпохе, воплощением которой был «Кавендиш». Подаренный Розе в благодарность портрет немецкого Кайзера Вильгельма, которого она потчевала во время его визита в Великобританию в 1907 году, перекочевал в мужской туалет. Основными клиентами «Кавендиша» стали английские офицеры-отпускники, расплачиваться за которых приходилось, по давно заведенному Розой робингудскому обычаю, ставшим редкостью заезжим толстосумам. Утром перед возвращением на фронт хозяйка гостиницы собственноручно приносила им завтрак в постель и прощальный подарок — бутылку вина или шампанского, сигары, сигареты и деликатесы из расположенного неподалеку «Фортнума и Мейсона». После войны «Кавендиш» дал приют бывшим фронтовикам, оказавшимся в затруднительном положении. Роза баловала их шампанским и трюфелями, счета за которые, в соответствии со своими представлениями о справедливости, выставляла богатым гостям.

«Кавендиш» так никогда и не оправился от нанесенных ему войной ран. В 20-е годы он еще будет блистать, но ни былой славы, ни былых развлечений ему уже не видать. В 30-е он вместе с Розой начнет стареть и дряхлеть, а новая мировая война и бомбежки нанесут ему уже непоправимый ущерб.

Впрочем, Роза проживет еще 7 лет после окончания войны и умрет в этих стенах 29 ноября 1952 года в возрасте 85 лет. Окончательный закат «Кавендиша» на 10 лет отсрочит близкая подруга Розы Эдит Джеффри, под присмотром которой он потихоньку придет к своему концу. Впоследствии знаменитый отель будет снесен, а на его месте появится новодел с тем же именем.

http://curiouslondonguide.com/roza-ljuis-iz-zolushek-..

https://pp.userapi.com/c847216/v847216443/c57f0/snV401z2ZxI.jpg

+2

996

Любовница Николая Караченцова извинилась перед его женой

Любимые женщины великого актера встретились на программе «Эксклюзив», чтобы выяснить отношения лицом к лицу. Но им так не удалось примириться друг с другом. У Людмилы Поргиной было немало вопросов к предполагаемой любовнице ее мужа.
Несколько месяцев назад балерина Елена Дмитриева рассказала о своем тайном романе с Николаем Караченцовым, который длился 23 года. Тогда эта новость стала шоком для Людмилы Поргиной, которая уже 12 лет борется за жизнь мужа. Елена Дмитриева специально прилетела из Парижа, чтобы извиниться перед женой великого артиста.
Балерина утверждает, что все время, пока длился их роман, верила словам Караченцова, который говорил, что скоро разведется.
«Меня не устраивала роль тайной возлюбленной. Мы думали о будущем, был даже разговор о том, чтобы родить ребенка, Николай хотел девочку. Караченцов просто просил подождать, пока он поговорит с женой о разводе. Я беру журнал, где написано, как у него с женой все замечательно и говорю: «Коля, а что происходит? Ты мне одно говоришь, а на самом деле у вас все хорошо». Он ответил: «Ну, ты понимаешь, это же все для журналов, это все неправда». Спустя много лет я поняла, что он просто ничего не хотел менять в своей жизни и морочил мне голову», – заявила Дмитриева.
Балерина призналась, что вышла замуж и переехала в Париж специально, чтобы забыть их связь, в браке даже родилась дочка, но отношения с Караченцовым на этом не закончились. «Мы снова начали встречаться, когда я разошлась с мужем, - вспоминает Елена. -  Но это уже были дружеские встречи. До его аварии уже года три близких отношений не было. Я не разочаровалась и не перестала его любить. Я просто перестала его ждать».
Елена Дмитриева на съемках программы несколько раз попросила прощения у жены Караченцова Людмилы Поргиной. Но та категорически не принимала извинения и отрицала саму возможность их отношений.
«Коля вас не знает, он говорит, что вы сумасшедшая! – восклицала Поргина. -  Когда он прочитал о вас, он потом упал в обморок на прогулке, мне пришлось вызывать реанимацию в Израиле. Если бы он умер, вы были бы виноваты!»
Жена актера обвинила Дмитриеву во лжи и попросила ответить на вопросы о том, сколько шрамов на теле ее мужа, с какой стороны родинка на бедре и как он любит спать? Не услышав ответ, Людмила резюмировала: «Значит, ты не ласкала и не целовала это тело».
Поргина попросила посчитать шрамы на теле ее мужа
#стархит

https://pp.userapi.com/c850236/v850236224/258aa/w36vt8deKDw.jpg

https://pp.userapi.com/c845121/v845121224/e60be/OSb7LnTeuXI.jpg

https://pp.userapi.com/c849136/v849136224/737ab/xL03qNeQ-rA.jpg

0

997

Код:
<!--html--><iframe width="510" height="286" src="https://www.youtube.com/embed/mAGJIrtipts" frameborder="0" allow="autoplay; encrypted-media" allowfullscreen></iframe> 

0

998

Т.В. Африкантова.


Код:
<!--html--><iframe width="510" height="286" src="https://www.youtube.com/embed/8csXnwOTIaM" frameborder="0" allow="autoplay; encrypted-media" allowfullscreen></iframe> 

0

999

А Фима рассказывает нам новые интересности.....

http://funkyimg.com/i/2L4At.png

http://funkyimg.com/i/2L4B3.png

Лесной незнакомец – легенда о бонсай.

400,auto

Сумерки уже сгущались в темноту, угрюмую темноту пасмурного дня, когда путник остановил свою лошадь перед лачугой на опушке леса. Хорошо было найти здесь приют в дождливую ночь. Вода стекала с промокшей соломенной крыши и порванной бумаги окон, развевавшейся на ветру. Все же это было гораздо лучше, чем лежать под деревом на мокрой земле. К тому же ни он сам, ни его лошадь не могли больше двигаться от усталости. Спешившись, он собирался было позвать кого-нибудь, как вдруг неясная женская фигура появилась в открывшейся двери лачуги и приятный голос, пожелав ему доброго вечера, пригласил его войти в скромный дом. Вежливый тон и культурная речь поразили путешественника, поскольку совершенно не соответствовали обстановке. Но он не показал своего удивления. Просто поклонился, с равной учтивостью выражая благодарность за гостеприимное приглашение и спрашивая, нет ли где-нибудь поблизости сарая, где он и его лошадь могли бы укрыться на ночь.
— У нас нет сарая, только дом,— тихо сказала женщина. В ее голосе звучало только сожаление, но не стыд за свои слова.
— Может быть, Ваша лошадь может укрыться под карнизом крыши. Вам же, господин, мой супруг, я уверена, будет рад предложить гостеприимство нашего скромного дома. — Супруг мой — дровосек, он скоро вернется с работы, из леса. Наш дом беден, но он укроет Вас от дождя. На несколько миль вокруг нет никакого другого жилья.

продолжение...

400,auto

Путешественник охотно принял приглашение. Посреди единственной комнаты был расположен очаг, и женщина, разведя из тлевших углей огонь, принялась готовить гостю чай. Вскоре возвратился с работы ее муж и присоединил свое радушное приглашение к словам супруги. За время ужина и беседы, последовавшей за ним, недоумение гостя еще больше возросло. Пища была чрезвычайно скудной, глиняная посуда — грубой, палочки для еды — из простого дерева. В то же время ужин был сервирован почти с изысканным изяществом; речь супругов была речью образованных и культурных людей. Беседа затянулась до поздней ночи. Дождь продолжал моросить. Скудный огонь поддерживался хозяйкой очень экономно: время от времени она бросала в очаг небольшие сучья, которые брала из кучи в углу комнаты; он не мог спасти от холодной сырости. Огонь, и без того слабый, не мог долго гореть еще и из-за влажности воздуха. Путешественник заметил, как женщина взглянула на мужа, поняла его выразительный кивок, вышла и быстро возвратилась, держа в руках крошечное деревце. Взглянув на это деревце, незнакомец был поражен. Это была карликовая сосна, едва ли больше фута (30,48 см) высотой, сучковатая и старая. Ее ветви были покрыты мхом, ствол был искривлен — словом, точная копия вековых гигантов леса. Это деревце было из тех, которые могли принадлежать только очень культурным, аристократическим и старым семьям Японии. Оно было из тех, что передаются от отца к сыну как фамильная реликвия.

400,auto

Хозяйка, прежде чем гость успел остановить ее, предупредить страшное намерение, бросила деревце в огонь. Пораженный гость обратился к хозяину:
— Я прошу простить мое любопытство. Ваш дом беден, тогда как Ваши манеры и речь — манеры и речь знатных людей. И это дерево: оно может принадлежать только аристократической семье. Вы родились здесь? Кто Вы? Как согласовать все с Вашим ремеслом? И потом, Вы сожгли Ваше фамильное дерево?
Не замечая жест супруга, приказывающий молчать, старая женщина сказала:
— Вы правы, господин. Мой муж действительно рыцарь-самурай, когда-то он был главой клана. Его брат с помощью предательства отнял у него дворец, имущество и даже наследное право. И мы бежали… Нам не удалось спасти ничего, кроме карликовых деревьев, которые муж любил более всего, как его дед и отец их любили. Что же касается сосны, она не только произведение искусства, она еще и дерево, а дерево может обогреть гостя в холодную ночь.
— Но ведь существуют Закон, Правосудие, Регент, наконец! — воскликнул путешественник.— Неужели они ничего не могут? Знают ли о Вашей истории?
Старый самурай печально вздохнул.
— Закон? Правосудие? Регент? Ах, господин, неужели Вы, путешествуя, не видели как страну губят и разоряют раздоры между высокопоставленными лицами? Что им до исполнения закона, их энергии хватает лишь на устройство своих собственных дел! Регент так высок… Может ли рыцарь, лишенный всего, достичь его?
Гость кивал головой с сожалением и согласием. Поскольку ночь была длинной, вольный разговор об их несчастной стране, скрывающемся и беспомощном императоре продолжался. И гибли в жарком пламени вначале сосна, затем удивительно похожая на настоящую карликовая вишня и, наконец, самое любимое дерево из всех — слива.

400,auto

Утром путешественник уехал. Только после его отъезда пожилая чета поняла: они не спросили ни имени, ни звания ночного гостя.
Луна нарождалась и умирала дважды после той ночи, и вдруг однажды пришло известие, что Регент собирает всех рыцарей-самураев в столице Японии — Киото. Пожилая женщина убеждала мужа не ходить. Она понимала, что рыцари и брат его будут смеяться над ним, когда он появится в столице в своей оборванной одежде, верхом на костлявой кляче, одолженной у друга, тоже дровосека, без доспехов, без шлема и оруженосца, но под шелковым стягом, который ей удалось спасти во время бегства из дома. Однако старый самурай был непреклонен. Его сеньор призывал его, и он должен был идти.

400,auto

Как и предсказывала его супруга, в столице среди ярких шелков развевающихся флагов и сверкающих доспехов он чувствовал себя неловко. Он вынужден был выслушивать некоторые замечания рыцарей и их пажей, которые поддерживали оскорбительное развлечение своих господ. На третье утро пребывания в Киото он одиноко сидел в углу рыцарского стана, специально отгороженном для старейших рыцарей, и размышлял о том, как было бы хорошо, если бы он послушал жену и остался дома. Неожиданно к нему подошел молодой конюший, одетый чрезвычайно нарядно, старый рыцарь никогда раньше не видел таких одежд. Юноша поклонился и сказал:
— Господин, мой государь Регент желает видеть Вас у себя.
Старый человек взглянул на посланца испытующе, ожидая очередного трюка или новой недостойной шутки. Но в глазах молодого человека не было насмешки, только некоторое замешательство. На возражение старого рыцаря о возможной ошибке молодой человек ответил, что Регент приказал привести к нему наиболее бедно экипированного рыцаря и что это, должно быть, он и есть. С внешней учтивостью он проводил его в центральную часть лагеря, где был разбит самый яркий, изысканный и блистательный шатер. Перед ним развевался золотой штандарт Регента.

400,auto

Не смея поднять глаз на божественную персону на помосте, старый рыцарь смиренно преклонил колена. Но голос приказал ему подняться, и паж выступил вперед, чтобы помочь ему. Услыхав голос, задыхаясь от волнения, старый рыцарь невольно взглянул прямо в глаза своему таинственному гостю из леса.
Регент, а это был он, печально улыбнулся:
— Да, мой верный друг, это был я, когда путешествовал переодетым по стране, потому что должен был видеть собственными глазами подлинную жизнь моего народа. Я наблюдал множество злоупотреблений и тирании, много бедности, но в то же время я видел много доброты и благородства, в том числе и с Вашей стороны. Приблизьтесь — я возвращаю Вам уважение и почести, которых бесчестный брат лишил Вас. Впредь Вы и все угнетаемые и притесняемые будут находить в моем лице помощь и справедливость.
Он отдал приказание жестом. И пажи вышли вперед, неся одеяние, доспехи и оружие, а также три изумительно совершенных деревца — сосну, вишню и сливу.

http://funkyimg.com/i/2L4Az.png

+2

1000

http://funkyimg.com/i/2L4At.png

http://funkyimg.com/i/2L4B3.png

600,auto
Искусство бонсай, как таковое, зародилось в Китае. Когда, не знает никто, но история его насчитывает не менее двух тысяч лет.
Первые документальные упоминания это настенные росписи в усыпальнице императора Чанг Хуа династии Тан (706 г.). На ней изображены придворные держащие в руках бонсай. Легенды отодвигают время зарождения бонсай вглубь веков. Одна из них гласит, что некий император повелел создать у себя во дворе миниатюрную копию всей империи, города, веси, реки, горы. Для этой копии и создавались миниатюрные деревья. Лицезрение этой миниимперии запрещалось под страхом смерти всем кроме Сына Неба. (Полагаю, садовники, всё-таки, имели некую форму допуска, что в определённой мере свидетельствует о небесном происхождении садового искусства).
Но, скорее всего, корни бонсай в даосизме. Даосы проводили свои исследования влияния окружающего мира на Дао. В ходе этих исследований им удобно было манипулировать не самими объектами внешнего мира а их миниатюрными копиями-символами. Даосы верили, что миниатюризировав объект они могли бы сконцентрировать и манипулировать всеми его магическими качествами. А деревья были самыми большими и долговечными живыми существами. Так что и здесь прагматичные китайцы себе не изменили. Достоверных сведений о том, помогла ли эта методика стать кому-то бессмертным у нас нет, но, со временем, красота, изящество, гармоничность этих миниатюрных копий большой природы стала самодовлеющей. Пенджинг, примерно так это может звучать по китайски, превратился в произведение искусства.

продолжение...

400,auto

И вот, около тысячи лет назад бонсай попал в Японию. Как и многие другие заимствования, японцы довели искусство бонсай до совершенства. И сегодня слово бонсай вызывает ассоциацию с Японией. Именно японцы разработали систему канонов, которая включает в себя, как требования к облику самого растения, так и к сочетанию его с аксессуарами и правила экспозиции. Бонсай очень часто выступает как один из аксессуаров чайной церемонии, также завезённой из Китая и развитой до уровня уже не гастрономии а скорее философии.
В японской культуре бонсай занял особое место. Сочетание пространственной миниатюрности и огромного времени, необходимого на создание каждого экземпляра, придавало бонсай ореол мистической загадочности. Ценность бонсай значительно превосходила его стоимость. Очень хорошо это передаёт старая японская легенда.

400,auto

К восемнадцатому столетию, в Японии техника выращивания деревьев в контейнерах развилась в очень утончённую форму искусства. Отличие его от всех прочих видов изобразительного искусства заключается в той чарующей особенности, что бонсай, в принципе, никогда не бывает завершён. Он рождается, развивается и уходит, как и всё живое. Всё живое особенно радует наш глаз и умиляет в самом начале жизненного пути - в молодости. Старость, зачастую, увы, не очень благовидна. Но не у деревьев. Чем древнее дерево, чем более оставили на нем свой след перенесённые невзгоды, тем приятнее и интереснее оно нашему взору. Это относится в полной мере и к бонсай. И не столько сам возраст, сколько время, проведённое с ним многих поколений людей и материализованное в, почти не встречающемся в природе, изяществе особенно ценится в бонсай.
В предельно гармоничном бонсай мы можем наблюдать одновременно все три периода жизни - юность, зрелость и старость. Юность олицетворяется свежей, молодой листвой, зрелость - цветами и плодами, а старость - стволом, мощным, с грубой корой, часто расколотым, с дуплами.
Можно долго спорить по поводу того, что важнее в бонсай - изящество или драматизм, но нет сомнений, что если оба эти качества присутствуют в полной мере, мы видим шедевр.
В отличие от китайской традиции, которая почти не изменилась за столетия, японская подразумевает более абстрактный подход. Если китайцы стремятся к копированию естественных растений, а зачастую ландшафтов, то японская почти всегда обходится намёками и иносказаниями. Маленький камушек на деревянном постаментике рядом с бонсай может символизировать горную гряду, такой же камень в плоском бронзовом поддоне, заполненном песком, олицетворяет остров в океане, а тонкая вертикальная прожилка кварцита означает водопад.

http://funkyimg.com/i/2L4Ay.png
http://funkyimg.com/i/2L4AM.png
НОВОСТИ 511

Спасибо за указанное направление, Фима...... И мы спешим!!!

+2


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » НОВОСТИ » НОВОСТИ 510