ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Сказки-рассказки


Сказки-рассказки

Сообщений 31 страница 40 из 94

31

1003428,152 написал(а):

Фимочка, с Новосельеам тебя!!!!!!!!!!! 
Пиши на радость всем Птичкам и гостям!!!!!!! 
Пишешь очень классно, зачиталась. И самое главное, что где-то и себя узнаешь )))


http://se.uploads.ru/AVZ6c.gif

32

1003172,827 написал(а):

Фима, привет!

Удивительно то для меня, что в жизни всего второй раз встречаю человека, отказавшегося от своего имени и принявшего имя "Серафима"
...Пожелаю тебе печатного издания твоих произведений! Удачи и всех благ! Дерзай!


1003335,741 написал(а):

ЗдОрово!  
Читаешь на одном дыхании, буквально взахлеб))
Фима, мой вам респект за прекрасный , образный язык и замечательные эссе!

Девочки!

http://cs320430.vk.me/v320430509/77a2/5JzHm4hmzPE.jpg

33

Хорёк.

http://sf.uploads.ru/zNpwi.jpg

У вас не было такого: долго с кем-нибудь общаешься и вдруг, начинаешь замечать сходство этого человека с животным или птицей? Я вам расскажу одну историю, а вы уж сами судите: шизофрения это или реальность.

В конце прошлого века жила-была барышня. Хорошо жила, не бедно. Только вот замуж никак не могла выйти, не брал никто. И всем, казалось бы, девка удалась: не кривая, не косая, высокая да ладная и хозяйка хорошая, а как говорить, или петь начнёт  - так равных ей вообще не сыскать. Но вот ухажёры ей попадались, как бы это сказать не кавалеры, а пользователи, ну в смысле: попользовался и в кусты, а именно домой к «нелюбимой», но очень родной жёнушке. И так из-за этого у неё самооценка понизилась, что совсем скисла девка. Вот в это не весёлое время и попался ей наш герой, звали его Игорем.

Познакомились они (как это всегда, или почти всегда бывает) случайно: он ошибся номером телефона, а она сняла трубку. Поболтали раз, поболтали другой, по голосам  друг другу понравились. После недельного телефонного знакомства решили встретиться. А она как назло загрипповала, но, не смотря на это, очень ей хотелось посмотреть с кем же это она все последние вечера общается. И решила она, не мудрствуя лукаво, пригласить его к себе в гости, а он возьми и согласись.

В назначенный час раздался звонок в дверь. Увидев её, он оробел (напомню, что девушка она была высокая и статная), он хоть и роста выше среднего, но особой статью не отличался, скорее наоборот, был худощав, а если совсем точно – тощ. Он протянул ей цветы и, понимая, что пауза затянулась сказал:
- А я по голосу вас представлял совсем другой.
- Какой? – живо поинтересовалась хозяйка.
- Ну, не знаю, мне казалось, что вы маленькая и худенькая – совсем смутившись, ляпнул он.
Она вдруг весело засмеялась:
- Ну, да, ну, да. По голосу пони, а на самом деле тётя лошадь. Мне часто говорили, что у меня полное несоответствие внешности и телефонного голоса. Но мне кажется, что я себя в подробностях описывала и ничего о своей внешности не скрывала?
Он слегка осмелел и пояснил:
- Да, говорила, но я  всё равно представлял вас иначе. Вы не сердитесь, просто все мои знакомые женщины гораздо ниже меня ростом, а с вами он у нас практически одинаковый.
«Слава богу, что объёмом бёдер меряться не стал – подумала она – тут бы он точно поиграл» А вслух спросила:
- И много их?
- Кого? – не понял он.
- Как кого, их – этих знакомых женщин, что гораздо ниже ростом?
Они (к этому времени) уже удобно расположились в гостинной  и, выпив немного принесённого им вина, совсем успокоились для продолжения светской беседы.

Свернутый текст

Он поведал: что был женат, сейчас в разводе, жена с маленькой дочкой живут в пригороде, а он  здесь  с мамой.  Он инженер, но  в связи с развалом страны остался без работы. На бирже предложили работу почтальона, выбора не было, и он согласился. Сначала переживал, а потом привык и ему его новая профессия сейчас даже нравиться. Помимо газет, он ещё и пенсии разносит. Его в каждом доме ждут и везде ему рады. Где за доставку денежку дадут, где рюмкой чая угостят – пустячок, а приятно. Опять же начальство всегда далеко и на нервы не действует.

«Да! – подумала она – вот почтальона у меня ещё не было!» Но прогонять его не стала, решила: а вдруг он человек хороший и ему просто не повезло. Стали они встречаться.

Свидания  были одинаковые как листики бумаги, вышедшие из ксерокса. Он приходил три раза в неделю, всегда в одно и то же время с неизменными гвоздиками и бутылкой красного вина. От этих гвоздик веяло кладбищем, а  вино он принимал в одно лицо, потому как на самом первом свидании она призналась, что его не любит и предпочитает другие напитки. Но он видимо об этом забыл. Через месяц приносимый набор сократился до бутылки вина. А ещё через месяц и оно исчезло. Он просто приходил, долго и нудно сидел на кухне, употребляя приготовленный  ею ужин. И всё время жаловался на судьбу, за то, что она так не справедлива к нему. Что страна разваливается, заводы закрываются, работы нет, бывшая жена вытягивает из него последние соки. В общем как в поговорке: « Самолёт плохой, стюардесса страшная и т. д. и т. п.»

Однажды он пришёл раньше времени, а у неё как раз был парикмахер. Не то, чтобы она была настолько богата, чтобы стричься на дому. Просто  этот мастер был её хороший знакомый, и он  не работал в салоне, а предпочитал иметь свою многолетнюю клиентуру. Конечно, он делал это не бесплатно, но и не по астрономическим ценам. Так вот, Игорёк по своей наивности решил, что этот мастер и его может постричь, причём как он думал на халяву. Но барышня, чтобы не ставить никого в неудобное положение, пока мастер пил кофе, позвала своего ухажера в другую комнату и сказала, что  постричь его конечно можно, но за определённую сумму, которую тут, же и озвучила. После чего желание стричься у Игорька бесследно улетучилось.

Уходя, мастер с жалостью и грустью посмотрел на свою клиентку.

За то у Игорька появилась «чудная» тема для занудства на весь вечер. Он быстренько подсчитал доходы парикмахера и тут же захотел выучиться этой замечательной, а главное доходной профессии.
- Представляешь,- в двадцать восьмой раз стрекотал он – всего то и делов то, что ножницами чирикать, и столько денег.
Чтобы не слушать больше этого нудежа она предложила  ему заняться другим, более приятным делом. Он не отказался.

Вы спросите, почему она всё это терпела? Трудно сказать, видно очень не хотелось быть одной. А тут хоть какая-то, но личная жизнь.
Вот только на выходные дни она почему-то не распространялась. Он не врал, говорил правду, что в выходные ездит к бывшей жене в пригород. Чтобы помочь по хозяйству и увидеть дочку.
Она поинтересовалась:
- А как давно вы развелись и сколько лет дочке?
Он опять сказал правду (честный!):
- Дочке скоро год, вот ровно столько они и не живут вместе.
Что-то в этом ответе должно было насторожить барышню, но, увы…

Приближался Новый год. Он пришёл как всегда, среди недели и был нежен и ласков, как никогда, и даже остался на выходные. Это были приятные дни, прошедшие в милом безделии перед телевизором,  с периодическими  постельными сценами. Она разомлела и спросила:
- Как мы будем встречать Новый год?
Он на некоторое время завис, но потом, тяжело вздохнув, изрёк:
- Ну, понимаешь, Новый год же семейный праздник. Вот моя жена и настаивает, чтобы я первый Новый год в жизни дочери был с ними.
Если бы она в этот момент не лежала, то наверное бы рухнула. Там семья, а она тогда кто?

В этот момент раздался звонок в дверь. Это зашёл её брат, обсудив на кухне все вопросы, он заметил её опрокинутое лицо и спросил:
- Ну, как твой хорёк?
Она обиделась ещё больше:
- Это моя жизнь, не надо мне ваших советов…
Уходя, брат погладил её по голове:
- Не сердись, я не хотел тебя обидеть.
Брат был единственный,  любимый и всё понимающий.

Она вернулась в спальню и то и дело ловила себя на мысли, что её сопостельник действительно похож на хорька. Даже его частые почёсывания в самых не предсказуемых местах указывали на это сходство. И имя его при замене буквы «г», на букву «х» замечательно трансформируется в этого грызуна.

Утром понедельника они вместе ехали в трамвае на работу. Вдруг он весь напрягся, глядя в конец вагона, и быстро пересел на другое место. Она сидела и ничего не понимала, пока к нему не подошел какой-то человек, и они не поздоровались. Следующая остановка была её, она, молча, вышла вон. Он позвонил вечером, долго извинялся за своё не достойное поведение. Тот человек был братом его жены. Вот тут до неё окончательно дошло, что надобность в ней у него тоже была пользовательской, причём на очень выгодных  для него условиях.

Новый год, конечно же, семейный праздник, и она, конечно же,  встречала его с семьёй, только  со своей, где её действительно любили и уважали.

Но без подарка от него она не осталась. Где-то в середине новогодних каникул она почувствовала странный зуд в разных частях своего не маленького, но молодого и красивого тела. Сначала она не придала этому значения. Потом ситуация осложнилась странными зудящими высыпаниями. Она опять не могла понять, в чем дело. Пошла к знакомому врачу, тот направил её сначала к невропатологу, а этот прямым ходом переадресовал к дерматологу. Благо дерматолог тоже был знакомый, осмотрел пациентку (не прикасаясь к ней руками), потом хмыкнул, открыл справочник по венерологии и положил перед ней.
- На, читай, что не понятно будет, спросишь – а сам вышел.
Будучи девушкой, не глупой с высшим техническим образованием, она прочла: «ЧЕСОТКА!», далее шло подробное описание этой гадости.

Доктор вернулся через десять минут.
- Не переживай, это лечится – сказал он, и начал выписывать рецепт. Потом опять засмеялся чему-то.
- Что ты ржёшь всё время, у меня беда, а тебе смешно – обиделась она.
Тогда врач засмеялся в голос:
- Видишь ли, в чем дело, для полного выздоровления тебе необходимо не мыться три дня, при этом дважды в день наносить на ВСЁ! тело  одну «замечательно» вонючую мазь. А поскольку ты дама  габаритная дорого бы я дал за то, чтобы посмотреть, как ты это будешь делать, а ещё интереснее, сколько банок мази на тебя уйдёт – и он опять заржал.
Потом он дал ещё несколько рекомендаций по лечению, ещё раз успокоил тем, что при правильном  лечении она через четыре дня будет здорова. А ещё поведал один примечательный факт о том, где же она смогла приобрести это «развлечение».
- Вспоминай, где появились первые высыпания? Если на руках – то места могут быть самые разнообразные (от транспорта до ресторана), ну а если ближе к интимным местам – то тут путь только один – половой. Вот и вычисляй.

Ему она рассказывать ничего не стала, но сомнений не было этот «подарок» мог быть только от одного человека – ну, конечно же, от хорька. Иначе его называть она уже не могла. «Вот  ведь дура – ругала она себя – ещё смеялась, как он по-звериному чешется»

Купив в аптеке  всё необходимое и проведя потом четыре дня в полном затворничестве, она избавилась от  всех неприятностей вместе с постельным бельём,  на котором они спали, и некоторых других предметов, которые могли нести в себе опасность рецидива заболевания.

Видеть его она больше не хотела, но сказать всё, что о нём думает, была просто обязана.  Что и сделала посредством того же злополучного телефона, по которому и произошло их знакомство.
Выслушав всё, он охнул и сказал только одну фразу:
- Блин! Я же с женой тоже спал!

Больше они не встречались, она сделала выводы: даже самое одинокое одиночество не могло вынудить её терпеть подобное к себе отношение.  Что стало с ним, я не знаю. Могу только предполагать, но  почему-то не хочется.

Вот и скажите мне, действительно  он похож на хорька, или это моё больное воображение?

Copyright: Серафима Мельникова

34

Потому что я директор.

http://sh.uploads.ru/ntPMs.jpg

После работы, как всегда домой идти не хотелось. И он сам не заметил, как уже заходил в знакомое кафе возле порта. Погода, обычная  для этого времени года, со стороны моря дул промозглый  ветер, но он (в отличие от прошлых лет) был со снегом, а не с дождём.

Он не был одинок. Дома его ждали: жена с налаженным европейским бытом и возможно сын с невесткой (если не ушли  куда-нибудь скоротать вечерок).
Знакомый бармен спросил: « Грег, тебе  как всегда?»
Он кивнул в ответ и  расположился в так любимом им уголке.

Грег, какой он к черту Грег, его звали Юрий. Он был родом из России, но вот уже тринадцатый год, жил здесь, в Гамбурге и, на первый взгляд, ни о чём не жалел. Но сегодня рождество, и все  вокруг веселы и счастливы, а ему радоваться не хотелось.

Над стойкой висел телевизор. Там шли  праздничные сюжеты, все ликовали и поздравляли друг друга. Посетителей немного, они подтянуться ближе к полуночи и бармен, специально для Юрия, включил новостной канал из России. Тот, благодарно улыбнулся в ответ и стал смотреть на экран, хотя ему было совсем не интересно, что там,  с ценами на газ и за что известный поп-певец избил какую-то барышню. Но внимание бармена было приятно, и он сделал вид, что всё это его интересует.

Новости перемешались с рекламой, и  Юрий не всегда понимал где - что. Мелькали лица, сюжеты: какую-то писательницу наградили премией, а  спортсмену дали медаль, детей из провинции привезли на кремлёвскую елку, а на  улицах Москвы растаял весь снег и льёт проливной дождь…

Он посмотрел на экран и увидел знакомое лицо, сначала даже подумал, что ему показалось, потому, что никак не мог предположить увидеть именно это лицо. Сразу вспомнил, вспомнил рождественские дни пятнадцатилетней давности…

Свернутый текст

Женился он рано, ещё студентом на чудной  евреичке Фаине. И всегда любил шутить, говоря, что об умственных способностях мужчины очень ярко говорит тот факт,  насколько удачно он женат.

Его молодая жена была стоматологом с большими связями и  пробивным характером.  Они хорошо смотрелись вместе, оба высокие, крупные, как пара двух породистых лошадей.  Его распределили в провинцию, но она устроила так, чтобы это было не далеко от Москвы и они вместе отправились на место его новой службы. Место теплое: главный инженер опытного завода одного из московских институтов. Юрий просто ходил на службу, а продвижением его по карьерной лестнице занималась Фаина. Это была женщина – танк, быстро нажав на свои стоматологические рычаги, она завела нужные связи, с помощью которых Юрий уже через два года защитил кандидатскую и числился на хорошем счету. У них уже подрастала дочка, была отдельная квартира и недавно его приняли в партию (без этого нюанса  в те времена не возможно было занимать высокую должность).  По странному стечению обстоятельств, скоропостижно скончался директор завода, на котором служил Юрий  и его сначала назначили И.О. директора, а ещё через полгода  убрали  две ненужные буковки и сделали просто директором.

Всё складывалось как нельзя лучше, руководство далеко, в Москве, а он тут полноправный хозяин. Но суть была в том, что инженер-то он был не плохой, а  вот хозяин неважный. Дома всем руководила жена, а тут самому приходилось. В стране застой, но предыдущий директор (царство ему небесное) крепко поставил дело и наладил систему. Сотрудники подобрались толковые и зарплату всем платили по московским тарифам, так прошло десять лет.

Юрий заматерел, стал вальяжным и  деловым. Он почти не выходил из своего кабинета, любил сидеть во главе длинного офисного стола на совещаниях и командным тоном отдавать распоряжения. Дома, всё с точностью до наоборот. Детей уже двое, и общее руководство семейной жизнью осуществляла Фаина. Он обладал только совещательным голосом, который выслушивался, но не всегда учитывался.

Юрий всё чаще стал задерживаться допоздна на службе, но вовсе не потому, что в этом была необходимость. Просто ему не хотелось быть лицом подчинённым.  Была ещё одна особенность, он не заводил интрижек на стороне. Нет, он, может быть, и хотел бы это сделать и вид красивой женщины вызывал в нём определённый интерес, но он так боялся, Фаины  и того, что если она узнает обо всём, то  с её связями,  способна лишить его этой замечательной директорской жизни…. Поэтому предпочитал расслабляться алкоголем в своём любимом кабинете.

Однажды утром, по производственной необходимости вызвал технолога одного из цехов. Эта молодая одинокая женщина, на этой должности она работала уже года три и  несмотря на десятилетнюю разницу в возрасте никогда не вызывала у него мужского интереса. А тут вдруг что-то случилось, когда она решительно вошла к нему в кабинет. Он сидел, и ошалело смотрел на неё, забыв, о чем хотел поговорить.  Она смотрела на него и думала: « Ну, вот, я летела как оглашенная, а он сидит и молчит» Он пришел в себя, узнал всё, что ему было нужно, и отпустил её. 

После этого всё время думал о ней, и это мало было связано с производством.
На одном из корпоративов пригласил её танцевать, она, конечно же, не могла отказать директору, но не более того.

Приближался Новый год, и коллективное празднование его выпало на рождество. Все были пьяны и бесшабашно веселы. Она  не была красавицей, но в её высокой стати было что-то царское,  маленькое черное платье, скрывавшее только то что нужно, сильно будоражило его воображение. А когда она запела, он решил, что если эта женщина ему не достанется, то и жить не зачем, совершенно потеряв контроль, не отходил от неё ни на шаг. И сам не заметил, как напросился на свидание на следующий день.  Она, к его удивлению согласилась.

Юрий не спал всю ночь, утром поехал на важное совещание в управу, которое затянулось, сидел как на иголках, не в состоянии  адекватно соображать. Его уже не волновали ни проценты плана, ни деньги  и ничего вокруг. Он смотрел на часы и видел, что время утекает, а вместе с ним  таяли и его амурные планы.

А что же дама его сердца? Проснувшись утром и вспомнив все события вчерашнего вечера, она пришла в ужас. «Это же надо было так нажраться?- думала она – чтобы согласится на это свидание!» Нет, ей, конечно, льстило внимание директора, а не слесаря, но он, как мужчина, её совсем не интересовал. Дрожа от ужаса и хотела убежать из дома, позвонила подруге. Но та сказала: «Дура ты, что ли? Это же директор, и этим надо пользоваться, а то ты всё по любви, да что толку?»

Разговор с подругой не помог. Она смотрела на часы,  сволочная стрелка   подбиралась к назначенному времени. Тут, неожиданно пришел брат, и она вцепилась в него, как в  спасательный круг. Назначенное время вышло, она уже могла дышать и бежать на край света без оглядки.

Звонок в дверь раздался с получасовым опозданием. Ему открыл незнакомый мужчина, и сказал, что его сестра ждала визитёра, а пятнадцать минут назад куда-то ушла. 

Мир опрокинулся. Юрий как во сне вернулся домой. А там всё как обычно: Фаина руководила процессом жизни. Лишь на секунду ей показалось, что с мужем что-то не так, но все деньги были на месте, дети здоровы и ухожены, а тому факту, что он не хочет, есть, она не придала значения.

Прошли новогодние праздники, надо было выходить на службу. Юрий приехал рано, и всё время оттягивал болезненный  момент встречи. Она была хорошим, ответственным технологом и без  встречи с ней он не мог обойтись. В конце рабочего дня вызвал её к себе. Как ни в чем не бывало, она вошла в кабинет, поздоровалась и села к столу. Он спрашивал о техпроцессе, она отвечала. Разговор подходил к концу.  Не прерывая его, Юрий встал, прошел по кабинету и  закрыл дверь изнутри. Потом также тихо подошел к девушке и спросил:
- Почему ты не дождалась меня? Почему надо было подсылать ко мне брата?
- Ты опоздал - не поворачиваясь, ответила  она.
- Но, я, же был в управе на совещании и не мог прийти раньше.
- Ты опоздал – тихо и жёстко повторила она.
Юрий уже ничего не соображал, он схватил её и начал целовать, почти кусал её губы, но ответа не почувствовал. Она оттолкнула его, и сказала:
- Пусти, ты делаешь мне больно. Открой дверь, я должна идти.
Он, молча, рухнул в своё кресло. Повисла пауза. 
-Ты должна переспать со мной! – поговорил он.
Она вдруг повернулась, прищурилась и с язвительной усмешкой подошла к нему вплотную. Он задохнулся от её близости.
- Это кому это, и почему я что-то должна? – не менее жёстко  спросила она.
Он не нашел ничего «умнее» и сказал:
- Потому что я директор.
Она, наклонилась к нему, оттолкнула его вместе с креслом от стола, уселась всем своим обширным крупом на стол, подминая под себя все деловые бумаги. Откинувшись, закинула ногу на ногу и с усмешкой сказала:
  - И что с того, что ты директор? Тебе что вместе с должностью и мужское достоинство выдали больше чем у простых смертных?
Такого он не ожидал. Всегда была деликатная и вежливая, а тут вдруг такое. Она продолжала ждать ответа, а он ещё больше хотеть её .

Он не мог понять, ведь здесь его все боялись, слова поперёк никто сказать не мог. Это дома он бессловесная тягловая сила, здесь же он выбирал: «кого казнить, кого миловать», взрослые мужики не перечили, а тут девчонка и такие речи. Не дождавшись от него, вразумительного ответа, она продолжила:
- Или, что если я не пересплю с тобой – репрессии начнутся? Уволишь меня? А за что позволь спросить?

Ему было уже всё равно, лишь бы она сидела тут, лишь бы была рядом и говорила с ним.  Он уткнулся ей в колени и расплакался, рассказал ей всё о своей жизни. О том, что никогда не был в ней хозяином, всегда всего боялся: дома жены, на службе начальства. И, несмотря на двухметровый рост и почти сто килограмм веса  всегда был исполнителем чьей-либо воли. Первый раз в своей жизни он просто хочет её любить и больше ничего.

Она стояла у окна и слушала.
- Юр,- сказала она - ты прости меня, но спать я с тобой не буду. Не могу.  Ты не подумай, я не цену себе набиваю. Ты, наверное, хороший любовник и переспав с тобой, я ничего бы не потеряла, а, напротив, судя по твоему рассказу,  даже приобрела бы. Но спать с тобой потому, что ты директор – для меня унизительно.  А других поводов  у меня нет.

Он подошел к ней сзади, в нём боролись два желания: первое – обнять её и зацеловать никуда не отпускать; второе – ударить что есть силы, чтобы не мучила. Он выбрал первое, но всё, же был вынужден отпустить её. Она виновато посмотрела и ушла. Полгода он болел этой любовью. Всякий раз, когда она была рядом, у него бешено колотилось сердце. Иногда вызывал её к себе, закрывал дверь, садился и молчал. Видел, что эти встречи тяготят её, но изменить ничего не мог. Начал попивать потихоньку и, наверное, спился бы, но тут грянула перестройка. Бюджетные дотации иссякли, а сам он не смог приспособиться к рынку и очень скоро молодые и более оборотистые «предприниматели» вытеснили его  сначала из директорского кресла, а потом и с завода.

Какое-то время работал в кадастровой конторе. Но былых доходов уже не было. Связи Фаины тоже канули в никуда. И решила она, что надо им искать лучшей доли где-нибудь за границей. Распродали всё своё добро и направились на землю обетованную, в Израиль. Но по пути попался Гамбург, пожив там немного Фаина решила, что  тут  и будет их новая родина, а Юра уже не возражал, просто не мог.
И вот уже тринадцать лет как они жители Гамбурга. Дочь – вышла замуж и осталась в России, сын – живёт здесь с ними, недавно женился на немке и кажется вполне счастливым.
Сам же Юрий работает в порту, водителем электро - погрузчика, и всё в его жизни налажено и спокойно.

Ему казалось, что он уже почти забыл и жизнь в России, и то, что был когда-то директором и  ту свою безответную любовь к девушке технологу. И вот на тебе, новости, а там она, он сразу даже и не понял, что в сюжете про награждённую писательницу  говорится о ней. Только потом, когда пошло интервью узнал её. Естественно годы берут своё, тем более у женщин живущих в России. И она не помолодела, но голос и глаза не изменились. Слушая её рассказ о том, как оставшись без работы, начала писать, сначала для себя, потом неожиданно пришло признание и сейчас ей не надо днём работать, а ночью писать. Можно просто заниматься любимым делом и ещё получать за это деньги, а это в нашей стране так редко совпадает.  В  личной жизни тоже всё хорошо: сын, муж, хороший дом. А тут ещё и премия как раз к новому году, в общем, всё как нельзя кстати.

Он смотрел на неё и думал: «А как бы сложились их жизни, поведи она тогда себя по-другому? Были бы они счастливы? Или разбежались бы через месяц или год? Теперь этого не узнаешь…»

А ещё вдруг задумался: А счастлив ли он сам? И поразмыслив, решил, что счастлив. Сегодня рождество и его ждут дома, такого, какой он есть не директора, а водителя. А ещё потому, что и он и его близкие здоровы. И его верная Фаина всегда будет рядом и скажет, что надо делать, чтобы все было хорошо.   

Шел домой и думал: «А хорошо, что в моей жизни была эта больная любовь. Ведь у каждого мужика должно быть три женщины: первая – мама; вторая  - любовь всей его жизни, а третья – ещё одна, которую как ни старайся, никогда не забудешь»

Copyright: Серафима Мельникова

35

Колян.

http://sa.uploads.ru/PlzMn.jpg

Барак - удивительное сообщество, абсолютно разных людей. Тому кто этого не испытал трудно понять, что такое  коммуналка или барак. Наш барак был самый обычный.  Длинные коридоры налево и направо.  В концах коридоров туалеты с умывальниками, вода только холодная. Кухня общая, но там только стирали и кипятили бельё, а готовить предпочитали в комнатах, на маленьких, электрических плитках.
                 
     Шестнадцать  семей жили кто в двух смежных, а кто в одной комнатах. Две комнаты полагались семьям с детьми, ну а одна соответственно бездетным.
                   
     Нашему бараку «повезло», у нас дети были в каждой семье. Возраст детей от пяти и до семнадцати лет, в общей сложности двадцать душ. Конечно, мы дружили, разбиваясь на возрастные группировки, но иногда наши интересы пересекались, и тогда случалось всякое.
                 
     Природа так распорядилась, что наши с братом мама и папа были выше среднего роста, и мы соответственно тоже не мелкие. А в соседних «апартаментах» жили Николаевы, у них было два сына шестнадцатилетний Вовка, ровесник  моего брата и Колян - семи лет от роду.
                   
     В силу возраста Колян никак  не мог понять, отчего они с Вовкой маленького роста, а я и мой брат - высокие. Промучившись несколько дней этой неразрешимой проблемой, Колян решил выяснить всё из первоисточника. А именно: пришел к нашей маме и напрямую спросил: «Тёть Тамар, а чё-й-то, Юрка с Ленкой у вас такие высокие, а мы с Вовкой маленькие?» Надо заметить, что моя мама, женщина с юмором, и на прямо поставленный вопрос дала прямой ответ: «Скажи мне друг Колян, а вас  мама из лейки по утрам поливает?»  Тот с удивлением сказал, что нет. На, что она, в свою очередь, объяснила: «Вот! А я Юрку с Ленкой, каждое утро  этим делом и выращиваю».
                 
      Колян ушел обдумывать полученную информацию. Через несколько дней, все уже забыли  об этом разговоре, как  вдруг на пороге появилась мама  Коляна.
- Слушай, Тамар, что ты  Коляну такое наговорила, он каждое утро орет: поливай нас  из лейки, а то мы так карандухами и останемся! -   народ был не злой, посмеялись и разошлись.
       
      Столько лет прошло, а я очень тепло вспоминаю наше житьё-бытьё в бараке. Где он  теперь, Колян? Вырос или  нет, не знаю. Но иногда, уже став взрослой, говорю своей маме: «Вот, зачем же ты так много поливала меня из лейки, такая я большая выросла?»

Copyright: Серафима Мельникова

36

А был ли мальчик?

http://s3.uploads.ru/a8JVu.jpg

Всегда нелегко найти место для уединения. Даже если вы живёте в огромном доме с множеством комнат, постоянно кто-нибудь мешает заниматься  личными делами. А что говорить о стеснённых условиях….
                             
Я, мои родители и старший брат жили в двух комнатах барака города Дархана, что в Монголии. Ему пятнадцать, я тремя годами младше. Не нужно говорить, что такое пятнадцать лет, тем более для мальчика. Но мой брат был довольно рассудительным подростком, если не сказать правильным. Я думаю, что все трудности  связанные с его переходным возрастом, миновали моих родителей, так как их просто не было.
                               
То, что он хорош собой, знал и умел этим пользоваться. С малых лет  был дамским угодником, даже на детских фотографиях всегда снимался с девочками. Те в свою очередь пищали  и визжали, когда он пытался их обнять, но при этом  млели, глядя на него, и всячески старались снова и снова привлечь его внимание.
                           
Но мой рассказ о другом. Тот, кто жил в бараке или коммуналке, знает, что остаться наедине с  самим  собой можно только в одном месте. Как ни  странно, но это - туалет. Ни для кого не секрет, что очень многие люди любят читать в туалете. Так вот, этим поздним, осенним вечером мой брат уединился  в этом, не совсем подходящем, месте с  интересной книгой. Но я напомню, что дело было в бараке, где на сорок человек (пардон за подробность) приходилось  четыре туалетных кабинки. Да, в общем, и, не совсем в России, где вечерние прогулки в одиночестве были небезопасны.
                         
Моя мама, по истечении некоторого времени, не зная, что брат взял собой книгу, но, зная, куда пошел, слегка заволновалась. Пошла к туалету и тихонько позвала  брата, стучаться неудобно, а вдруг, там кто-нибудь другой. Брат,  увлечённый книгой и не услышал её. Заволновавшись ещё больше мама вернулась  домой, и разбудила, уже спящих, отца и меня.  Мы принялись за поиски. Так как мама сказала, что в туалете брата нет, туда и не пошли. Обойдя все остальные закутки никого не нашли. В приступе тихой паники мама начала стучаться к соседям, сначала к тем, где жили друзья брата, а потом и к остальным.   Через пятнадцать минут барак был поднят «в ружьё». Но никаких результатов это не дало. Я, в сопровождении двух  друзей, была послана в соседний барак, где жила девочка,  за которой брат ухаживал, но и там  его не обнаружили.
                         
Вернувшись назад, я увидела поле поисковых действий. На довольно большой площадке перед бараком находился «весь личный состав» в полной боевой готовности, кто-то звал во весь голос, кто-то предлагал куда-то пойти и вызвать подмогу. Я тихо поскуливала.  Мама с папой вообще не представляли, что делать. И вот, когда паника достигла апогея, тихо и незаметно, позади всей толпы появился мой брат.
                       
Вернувшись, домой, и никого там не застав он очень удивился, решил подождать, но мы не возвращались. Тогда решил пойти посмотреть, куда же мы делись. Пройдя по всему бараку и опять, никого не обнаружив, вышел на улицу и обалдел. Все соседи, не смотря на столь поздний час, стояли всматриваясь в темноту и кого-то искали. Тогда он, тихонько, чтоб не привлекать внимания, постучал по спине соседа, и спросил: « Дядь, Коль, а кого ищем-то?» На что тот, не оборачиваясь,  ответил: «Да Юрка пропал». А поскольку Юрка был один в бараке, брат недоуменно спросил: «А я тогда кто?»
                       
Что там немая сцена у Гоголя. Все  в оцепенении стояли и ничего не понимали. Ругать  маму не могли, видя её состояние, поэтому разошлись молча. Но заснуть той ночью получилось не сразу. То из одной, то из другой комнаты, временами слышался хохот. Так вот я о чём думаю, при всех неудобствах  и трудностях мы  жили по человечески. Если смешно - смеялись все вместе, если  беда – тоже горевали не в одиночку.

Copyright: Серафима Мельникова

37

Про коммуналку и просто бараки - класс!!! Жила и там, и там! Проходили всё это...
Особено вспоминаются совсем уж предпраздничные дни, когда почти все выпекали коржи для торта"Наполеон", а мы дети взбивали крем для него... У всех тортов были разные вкусы из-за кремовой и ягодной начинки...
Дело было на 7 ноября. Какой-то сосед выбежал и проорал смотреть в небо (а уже стемнело) и показал, где должна появиться передвигающаяся звёздочка. Объяснил потом, что это называется "спутник". Я увидела и "заболела" небом, космосом и до сих пор мои интересы к этой области развития человечества, как такового, не иссякают... Мне было 9 лет. Это был 1957 год.

Спасибо, Фима!http://s5.uploads.ru/7Ln90.jpg

38

1003663,827 написал(а):

...Особено вспоминаются совсем уж предпраздничные дни, когда почти все выпекали коржи для торта"Наполеон", а мы дети взбивали крем для него... У всех тортов были разные вкусы из-за кремовой и ягодной начинки...


Привет, Оля! http://se.uploads.ru/AVZ6c.gif

Вот про праздники прямо в точку. http://se.uploads.ru/sLmvb.gif  Это воспоминание вызывает приятное щемление где-то внутри. По фиг было какой кто национальности, кто где работает, сколько у кого денег. Нет, ругались, конечно, ни без этого. Но  если что, всё забывали и помогали друг другу не смотря на обиды.
Вот ведь, парадокс, коммунальных удобств не было, а были нормальные человеческие отношения. Здорово  было. http://se.uploads.ru/Vb8Jo.gif

39

Подушка для кота

http://s7.uploads.ru/CvTyQ.jpg

                              Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более
                                                                         (А.П.Чехов)

Глава 1

Поминки были скромные: во-первых, повод не слишком радостный, во-вторых, все  друзья и подруги  бабушки уже ушли, она замыкала этот скорбный круг. 

За  столом   было всего шесть человек. Повисшая тишина угнетала. Ольга  Николаевна, дочь покойной  Анны Тихоновны,  уже многократно помянув усопшую маменьку,   посредством испития марочного коньяка, посчитала, что  протокол соблюдён, а потому можно не церемониться. Отвалившись на спинку стула, она обвела тяжёлым взглядом всех присутствующих, словно выбирая с кого же начать?  И естественно первой и главной мишенью оказалась её невестушка.
— Даю вам неделю, на сбор своих пожитков – наконец начала она.
Все замерли, ни кто   не решался с ней спорить. Светлана жалобно поглядела на мужа.
— Мам, какой сбор? Бабушка же нам со Светой хотела дом оставить? – ещё на что-то надеясь, попытался выправить ситуацию Максим.
— Хотела бы – оставила. А раз завещания нет,  значит, я единственная наследница первой очереди. Ну, не чокаясь! – отрезала подвыпившая маменька, опрокидывая в себя очередную рюмочку.

Свернутый текст

Глава 2.

Немного отвлечёмся от событий этого дня, с тем, чтобы прояснить суть дела.  Жили-были  Анна Тихоновна и дочь её Ольга. Так получилось, что папенька Ольги умер рано,  от аневризмы аорты, оставив  своим девочкам неплохое состояние. В него входили:  добротный загородный дом, хорошая квартира в престижном районе, автомобиль, и  приличный счёт в банке.

Анна Тихоновна всю жизнь была домохозяйкой, всё в её руках спорилось. Умение шить, готовить, стирать, убирать и экономить деньги очень ей помогло, когда она, в сорок лет осталась одна  с восемнадцатилетней дочерью без профессии и без перспективы найти  работу. Больше всего Анна Тихоновна любила подушки, не в смысле сна, а сам процесс их изготовления. Этих пуховых изделий в доме было превеликое множество: больших и маленьких, плюшевых и атласных, квадратных и круглых и прочих, прочих, прочих. Шила их  Анна Тихоновна не только для души, но и на заказ для продажи,  однако спрос был не велик, да и цена  такая же.

Все деньги шли только на содержание драгоценной Оленьки. Отец, при жизни, баловал единственную дочурку, и маменька продолжила эту традицию. На себя она практически ничего не тратила, но  Оленька, ни в чём не знала отказа.  Учиться барышня не хотела, считала, что главное: удачно выйти замуж, то есть благополучно пересесть с маминой шеи на мужнину,  но желающих подставить свою в качестве удобного сидения всё как-то не находилось. Где она только не «охотилась»: и в консерватории  «капканы ставила», и в партере  известного театра «удочки закидывала», не помог даже пропуск в читальный зал Ленинской библиотеки.

Тогда пошла она по злачным местам, ну, да, вы всё правильно поняли: рестораны, кофейни и прочие чебуречные. Но и там, подходящие мужья не водились, а вот побочный эффект проявился. Однажды утром, почувствовав лёгкое недомогание с позывом показать унитазу содержимое своего желудка, Оленька поняла, что беременна. Причём того кто конкретно был отцом её будущего ребёнка она точно не знала, а срок беременности (к удивлению) уже не позволял её прервать. Так  и стала она двадцатитрёхлетней  матерью одиночкой.

Глава 3.

Хочешь жить — умей вертеться. Пришлось Оленьке идти работать, потому, как накопления к тому времени были почти прожиты, машина продана, подушки желаемой прибыли не приносили, а маленького Максимку надо было как-то поднимать. 

Решила новоявленная мамаша, что самым доступным и доходным поприщем для неё станет торговля. Нет, конечно же, она пошла, трудиться не в ближайший овощной ларёк и не в рюмочную за углом. Оленька продавала косметику  и парфюмерию, в общем, то – в чём она действительно разбиралась. И так она  преуспела, что очень быстро дослужилась  сначала до  старшего продавца, а потом и до заведующей секцией. Работа накладывала  определённый отпечаток на её характер и поведение.

Шли годы, но Оленька не становилась добрее, напротив, необходимость весь  день улыбаться и угождать клиентам – вечерами превращала её в злую и скандальную бабёнку с вечно поджатыми  губами. Больше всего доставалось Анне Тихоновне, её коту, соседям и всем тем, кто случайно оказывался на пути. Чтобы лишний раз не досаждать дочери своим присутствием, Анна Тихоновна с котом  переехала жить в загородный дом. Но от этого не переставала приносить себя в жертву благополучия дочери и внука.

Максимка же, рос послушным и тихим мальчиком, хорошо учился и очень боялся огорчить маму, поэтому ругать его было не за что. Особой материнской любви он от неё тоже не видел. Ольга Николаевна считала, что главная задача состоит в том, чтобы сын был ухожен, одет-обут и получил хорошее образование, а всякие там нежности и обнимания – это лишнее.

Конечно, она не оставила попыток устройства личного счастья, но увы, они не приносили желаемого результата.

Глава 4.

И вот не успела Оленька оглянуться, как Максим из маленького мальчика превратился сначала в красивого юношу студента, а потом в импозантного молодого и перспективного компьютерщика. Анна Тихоновна души не чаяла во внуке. Всем хорошим в себе, он был обязан не матери, а бабушке, которую любил больше всех на свете. Ей он доверял все свои секреты и радости, к ней приносил все свои новости,  в том числе известие о своей скорой женитьбе. К ней, первой, а не к матери, он привёл  Свету  знакомиться.

Света не соответствовала высоким стандартам Ольги Николаевны, а потому Максим  хотел заручиться поддержкой любимой бабушки. Дело в том, что Светлана была детдомовкой, а, следовательно  (по понятиям Ольги Николаевны) алчной, безродной хищницей желающей урвать от жизни всё чего она раньше была лишена. И ей было не важно, что сын любил эту тихую и кроткую девушку, она совершенно искренне и откровенно возненавидела Светлану с первой минуты знакомства.

Анне Тихоновне, напротив, выбор внука пришелся по душе. Больше всего она боялась, что Максим  не сможет противостоять матери, но опасения её были напрасны. Впервые в жизни внук проявил жёсткий мужской характер и не пошёл на поводу у  обожаемой мамочки.

Молодые поселились в городской квартире, оттуда ближе  было добираться до работы Максима и института, в котором училась Светлана.  Началась холодная война, с раздельным ведением хозяйства, делением полок в холодильнике и скандалами по поводу уборки мест общего пользования. В выходные   дни  Максим и Света с удовольствием сбегали к Анне Тихоновне, в её тёплый уютный дом с подушками и мурлыкающим котом, вкусной общей едой  и тишиной.

Так прошел год, Светлана окончила институт и устроилась на работу. Максим преуспевал на службе, его ценили  и платили неплохое жалованье. Молодые смогли себе позволить подержанный автомобиль, и,  к всеобщему удовлетворению, переехали за город к бабушке.

Глава 5.

Казалось, что всех устраивал такой вариант развития событий, но не тут-то было.  Ольге Николаевне не хватало исчезнувших коммунальных разборок, ей нужна была  Светлана, как олицетворение всех её бед и несбывшихся чаяний. Теперь уже она приезжала на выходные за город и отводила душу, ругаясь и скандаля.

Начинала она с самого порога: « Вот, поставили во дворе эту колымагу, не пройти, не проехать. Машина им, видите ли,  необходима, а на электричке не пробовали ездить? И дешевле и двор  не захламлен…» Дальше, проходя в комнаты, Ольга Николаевна продолжала: «Там эта железяка, а  тут всё забито этими дебильными подушками! Говори  тебе, мам, не говори — ни какого толка. Ну, зачем столько этого добра? Сколько лет с тобой  борюсь, а они всё пребывают и пребывают. Скоро ступить не куда будет – везде твои подушки». За столом тоже говорила только она: про то, что еда слишком жирная или постная; про то, что надо есть овощи, а не макароны (или, наоборот); про то, что телевизор за обедом лучше не включать, а если он вдруг оказывался, выключен, сетовала на то, что в их глухомани   даже новости не посмотришь  и так далее и тому подобное. Но завершала  свой концерт Ольга Николаевна всегда одной и той же «арией», под названием «Бедный мой сын, на какой же стерве ты женат!»

Анна Тихоновна и Максим привыкли к подобным проявлениям «особой заботы» и в диалог не вступали. А вот Светлана иногда не выдерживала, чем доставляла  особое удовольствие свекрови. После чего та, с не меньшим удовольствием пинала вертевшегося под ногами кота и  умиротворённая уезжала, с чувством глубоко исполненного долга.

Так они  и жили, но пережить (как известно) можно всё – кроме смерти. Анна Тихоновна ушла во сне, также тихо и незаметно, как жила.
Вот  на поминальном ужине в её честь и началась вся эта история.

Глава 6.

Компания подобралась странная, помимо наследницы первой очереди, Максима и Светланы, за столом сидели: подруга Ольги Николаевны  Марина и сосед Анны Тихоновны, а по совместительству друг детства Ольги — Николай  с женой Натальей.

С Мариной Ольгу свела судьба пять лет назад, когда та пришла устраиваться  продавцом в  её отдел. Интересная у них была дружба: они много времени проводили вместе, так как обе были в активном поиске принцев на белых лошадях. Но те, проскакивали на полном скаку куда-то вдаль, и наши подруги оставались при бубновом интересе. Когда они пили чай или просто болтали, казалось, что ближе друг друга у них никого нет, но стоило одной выйти ненадолго, оставшаяся не выбирала выражений  в проявлении своих чувств и эмоций. Поток такой грязи лился из уст каждой, что ясность вопроса, почему они всё-таки «дружат»,  пропадала навсегда. В общем, это были отношения не на жизнь, а скорее на смерть.

А вот друг детства Николай, совмещал это звание со статусом  шантажируемого любовника. Жена Наталья, разумеется, ни о чем не догадывалась, иначе какой смысл тогда в шантаже. Суть компромата была в том, что однажды, случайно переспав с Николаем, Ольга поняла: тот панически боится свою не очень красивую, но очень обеспеченную жену.  А так как для здоровья ей требовался безропотный гормональный донор, и Николай прекрасно подходил для этой роли, вот она и дёргала его за верёвочку под названием: «Всё расскажу Наталье, и ты останешься ни с чем!» Тот действительно боялся потерять комфорт и благополучие, и безропотно поступил к Ольге в сексуальное рабство.
Иногда, на Ольгу находило безумие, схожее с  азартной игрой, и она изводила любовника сумасшедшими требованиями: то денег, то антиквариата, то поездки в экзотическую страну. Она получала чисто физическое наслаждение от зрелища паники и ужаса на лице Николая.

Вот и сегодня, будучи в крепком подпитии  Ольга поймала в саду свою жертву и решила совсем добить несчастного.
— Ну, что? Когда ты разведёшься со своей мымрой?— громко спросила она, повиснув на его шее.
— Оля, я понимаю, у тебя горе и ты плохо соображаешь. Давай поговорим потом — жалобно заканючил Николай.
— Да о чем ты? Какое горе? Продам этот дом, на фиг он мне сдался? За него цену хорошую дадут, райончик-то престижный, да и хатка ещё крепенькая. Ты со своей имущество разделишь, и заживём припеваючи – почти кричала Ольга.
Николай совсем растерялся, раньше она никогда не требовала развода. «Господи! Да пропади ты пропадом!» — подумал он, но вслух произнести так ничего и не решился, только взмок и тяжело дышал.
— Чёрт с тобой, живи пока, – хрипло ответила Ольга. Она получила, что хотела, но выпитый алкоголь притуплял остроту восприятия.
Не знала она только того, что через открытые на кухне окна весь их разговор слышали Наталья и Марина. Наталья побледнела, скомкала черный шарфик, одетый по случаю траура и тихо вышла вон.
Марина же, получила удовольствие от  услышанного, эта тайна подруги могла помочь ей совсем в другом деле.

Глава 7.

Когда все вновь собрались за  традиционным, заключительным столом с поминальными блинами и киселём только Ольга чувствовала себя свободно, все остальные были напряжены до предела. Кисель она пригубила, а вот коньячку выпила от души, но закусить блинчиком уже не смогла. И опять ей на глаза попалась Светлана.
— Что, думала, домик уже твой? А накось, выкуси! – зло захохотала она и  сунула невестке в нос кукиш с длинным наманекюреным ногтем.

Светлана сначала в ужасе отшатнулась, а потом с размаху влепила свекрови пощёчину. Та взвизгнула, и упала. Встать сама она не могла, по причине сильного алкогольного опьянения, но  это не помешало ей ответить лёжа на полу смачным трёхэтажным матом. Николай с Натальей и Мариной подняли и повели Ольгу в спальню. Так как поднять её на второй этаж не представлялось никакой  возможности, то решено было уложить несчастную внизу, в комнате покойной Анны Тихоновны. Так и поступили. Вскоре из-за двери раздался пьяный храп.

Все остальные действующие лица и исполнители, уставшие и униженные, тоже отправились на покой.  Максим со Светланой поднялись наверх, Марину разместили там же только в гостевой спальне, а  Николай с Натальей отправились восвояси, через потайную калитку в заборе, что разделяла соседские участки. Ночь прошла не спокойно, но быстро.

Утром следующего дня, Светлана на кухне готовила завтрак, Максим ещё не спускался, а  Марина решила разбудить так бушевавшую вчера подругу. Она постучалась, но ей никто не ответил, Марина решила, что  Ольга ещё спит, и ушла в сад. Через полчаса, когда все уже сидели за столом, подруга решила, не церемонится и зашла в спальню,  но через несколько секунд  выскочила как ошпаренная. Максим удивлённо посмотрел на гостью. Та, только хватала ртом воздух и рукой показывала на дверь спальни.

Глава 8.

Через час, в доме было полно посторонних людей. Они везде ходили что-то осматривали, задавали вопросы. Ещё через какое-то время пришли санитары и вынесли  накрытое простынёй тело Ольги.

За столом сидела вся вчерашняя компания. Следователь сообщил, что по предварительным данным Ольгу Николаевну задушили подушкой и до выяснения всех обстоятельств попросил присутствующих никуда не уезжать из города. Потом, почему-то пристально  посмотрел на Светлану и, попрощавшись, вышел.

Молчание за столом затянулось. Прервал его Максим, несмотря на свалившееся, на него двойное горе он не потерял способность к трезвому рассуждению.
— Никто не выйдет из дома, пока я во всём  не разберусь – твёрдо сказал он, и все подумали, что он не только внешне похож на свою мать.
— Кто последним заходил к маме?— спросил он.
Сначала все молчали, потом так же разом заговорили, но ясности эти разговоры не принесли.

Картина получалась такая: Николай и Марина уложили  Ольгу. Николай вышел,   Наталья осталась, чтобы помочь Марине раздеть пьяную подругу. После чего вышли и они. Светлана мыла посуду и видела, как в комнату возвращалась Наталья.
— Да, я заходила, — нехотя призналась та – но только за шарфиком, я его там обронила.
— Нет, — среагировала Марина – я хорошо помню, что на тебе не было шарфика, когда мы раздевали Ольгу. Ты его сняла раньше, и он всё время лежал на перилах веранды.

Наталья  нервно кашлянула, посмотрела на мужа и сказала:
— Но я была не последней, кто заходил в комнату, после меня там  был Николай. Мы уже собирались уходить, и я ждала на веранде, а ты зачем возвращался туда? – поинтересовалась она.

Николай крякнул от неожиданности, но быстро взял себя в руки и объяснил, что обронил там зажигалку, а курить очень хотелось, вот он и возвращался. И радостно, в качестве доказательства  демонстрировал её.
— Подожди,— перебил его радость Максим — ты же вчера нам все уши прожужжал, что уже три месяца как бросил курить?
Пойманный на вранье Николай, резко выдохнул и также резко выкрикнул:
— Но я тоже не был последним в комнате. Когда мы шли через сад, я видел, как в комнату вошла Светлана – торжественно закончил он.

Все внимательно посмотрели на Свету.
После недолгой паузы она ответила:
— Я зашла, чтобы забрать любимую подушку Анны Тихоновны, ну, ту, что с вышитыми розочками по краям – пояснила она Максиму —  Ольга Николаевна эту подушку всегда на пол сбрасывала и ногой отпихивала, а бабушке это было неприятно, вот я и решила забрать к нам в комнату, чтобы её больше никто не пинал.

Объяснения были слабенькие, не вызывавшие особого доверия, но тут Светлана повернулась и пристально посмотрела на Марину. Та поёжилась как от холода.
— Ночью, мне показалось, что кто-то ходит по дому,— вспоминала  Светлана – я вышла посмотреть и видела, как вы Марина, выходили из комнаты  свекрови.

Повисла следующая пауза, которую по традиции опять прервал Максим.
— Получается, что все, кроме меня, в разное время были в комнате. Так. Точное время смерти мы  не знаем, поэтому  этот путь  пока тупиковый. Ну, чтож зайдём с другой стороны – продолжил он расследование – У кого был мотив?

Глава 9.

Все снова повернулись к Светлане, вчерашний скандал с пощёчиной, конечно, был чудным поводом для сведения счетов. И каждый из присутствовавших не преминул рассказать об этом следователю. Именно поэтому, уходя, он так внимательно  посмотрел на Свету, в списке подозреваемых она была первой. Это понимали все  и сама Светлана в первую очередь. Максим не хотел верить в то, что его жена способна на такое, но факт есть факт.

Чувствуя, что все её подозревают, а оправданиям никто не верит, Светлана расплакалась от бессилия и обиды.  Собрав последнюю волю в кулак пошла в  атаку:
— Подождите, подождите. Марина, а разве у вас не было мотива? Ведь вы ненавидели свекровь не меньше моего.
— О чем вы? Я не понимаю – задёргалась подруга погибшей.
— Так уж и не понимаете,  Максим   помнишь в последний приезд Ольги Николаевны,  она рассказывала о скором повышении по службе.
— Конечно, помню, только, причём здесь это? —  недоумевал Макс.
— А притом, что повышение это протежировал её новый любовник – владелец  торговой сети,  в которой трудилась Ольга Николаевна! – торжествовала  Света.
Марина нервно ерзала на стуле.
— Ну, что из этого следует? – продолжал любопытствовать Максим.
— А то, что этот всесильный любовник в недавнем прошлом  состоял в интимных отношениях с Мариной, и это тёпленькое местечко изначально предназначалось для неё! Не так ли уважаемая? – тоном заправского прокурора спрашивала Света.

— Даже если и так, то это ещё ничего не доказывает – пыталась отбиться Марина – А вот у наших уважаемых соседей  был  более веский мотив для устранения Ольги – перевела она стрелки и с облегчением выдохнула.
Максим с нескрываемым  любопытством повернулся к Николаю с Натальей.
— Наташ, неужели ты до вчерашнего дня не догадывалась о том, что  Николашу с Ольгой связывали не только детские вспоминания? – продолжала Марина.

Наталья молчала, опустив голову. Первым не выдержал Николай:
— А что такое произошло вчера?
Марина хмыкнула.
— Коль, мы с Мариной слышали из кухни ваш разговор с Ольгой.
— Разговор о чем? – не понимал Максим.

Марина с нескрываемым удовольствием раскрыла глаза общественности на аморальное поведение своей подруги и соседа. Добавив от себя несколько предположений о том, что и   Наталья, и  Николай (вместе или по отдельности) имели огромное желание придушить так мешавшую им  Ольгу. 

Николаша почувствовал, что  запахло жареным, и решил вставить свои три копейки:
— Знаешь, Мариночка, ты тоже не белая и пушистая. Раз всё открылось, то молчать, смысла нет. Да, я изменял жене, но не совсем по своей воле, и бросать  Наташу я не собирался. Ольга прекрасно об этом знала, и все эти её разговоры велись только для того, чтобы позлить меня. И если уж на то пошло, я слабоват для таких поступков. Чего уж говорить про Нату? Она  тем более  на это не способна. А вот тебе Мариночка было из-за чего переживать и сил у тебя побольше, чем у Наты.
— Интересно,  это почему я должна переживать? – не унималась Марина.
— Да, всё мне Ольга про вашу дружбу рассказывала. Змеи в серпентарии и то миролюбивей друг к другу относятся, чем вы в последнее время. Ты же ей никак простить не могла, что она у тебя не просто любовника увела, а практически жениха. И работка ей в связи с этой историей не хилая перепадала, опять же твоя, если я правильно понимаю? Господи, я так надеялся, что выйдет она замуж за этого капиталиста и  оставит меня в покое.

Глава 10.

Николай замолчал, да и у всех присутствовавших отпало желание исповедоваться. В звенящей тишине слышалось только тиканье часов  и тихий стук доносившийся откуда-то снизу.  Светлана обернулась и увидела кота, развалившегося посреди гостиной – это он, непонятно на что злясь методично бил хвостом об пол.

После всего услышанного, Макс подумал: «А ведь каждый из них, не моргнув глазом, мог убить её!  Чего греха таить, такие страшные мысли  и в мою голову заползали. Но кто же это, в конце концов, сделал?»

Его  размышления и  затянувшуюся паузу прервал телефонный звонок. Все с тревогой наблюдали за тем, как Максим подошел к аппарату и снял трубку. Кроме слов: «Да, это я» он не произнёс ни звука, просто стоял и слушал. Казалось, прошла целая вечность, пока он, наконец, положил трубку и обернулся.

Сказать, что он был ошеломлён услышанным – это значит ничего не сказать.   Его как будто оглушили, он вернулся к столу, зачем-то  посмотрел на лежащего кота и только после этого покачал головой и выдохнул.
Ни кто не решался спросить, что это был за звонок?

Ещё какое-то время Максим сидел, покачиваясь, обхватив голову руками.  К нему подошла Светлана и обняла его сзади:
— Что там Максимушка? Кто это звонил?
— Звонил следователь, маму никто не убивал. Это был несчастный случай.

Раздался всеобщий вздох облегчения.
— Но как же это произошло? – продолжала допытываться  Светлана.
Макс повернулся и опять посмотрел на кота.
— Помнишь, при жизни бабушки, Лаврик   любил спать на подушке  рядом с ней? Видно он по старой памяти вчера улёгся на любимое  место, а мама же его терпеть не могла, и шуганула лохматого. Тот прыгнул, его подушка отскочила  маме на лицо, и поскольку подушек было много, а  мама была сильно пьяна – вот  она и задохнулась. Не смогла скинуть подушку, не успела…

Да, такого поворота событий не ожидал ни кто. Говорить стало больше не о чем и все разошлись.

Провожали в последний путь Ольгу Николаевну только Максим со Светой. После похорон они переехали в город.
Марина всё-таки вышла замуж за того всесильного покровителя.
Николай с Натальей продали дом и уехали из города.
Все персонажи этой истории больше никогда не виделись, не было у них такого желания.

Только иногда глядя на лежавшего, на подушках Лаврика, Максим думал: «А может он не просто  сбросил подушку? Может он  и сам на неё прыгнул и подождал, пока  всё не произошло?… Ведь коты они очень злопамятны» Но Лаврик  только мурлыкал и ничего  не рассказывал.

© Copyright: Серафима Мельникова

40

ФИМОЧКА, как хорошо, что ты у нас есть!!!! Прямо бальзам на душу, не всё ещё прочитала (честно признаюсь))) Но я стараюсь, потому что затягивает так, что забываю про работу или домашние дела, а ими манкировать низзяя , уволят))))) http://se.uploads.ru/ITsdf.gif
Пиши побольше и никогда не заканчивайся, то есть не иссякай))))
http://s5.uploads.ru/QEI5p.jpg


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Сказки-рассказки