ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Сказки-рассказки


Сказки-рассказки

Сообщений 81 страница 83 из 83

81

Везде любовь...

http://s6.uploads.ru/Hps3X.jpg

Пятница выдалась мало радостной. Календарный конец марта давал осенне-зимние гастроли. С радостью (что не характерно) добравшись до службы я, тревожно посматривала в окно. Шутка ли, но там уже сменилось три времени года: утренняя   солнечная весна, к полудню превратилась в промозглую и дождливую осень, а к вечеру снежная зима вольготно развалилась на тротуарах и газонах пузатыми сугробами. Голова гудела, как пустой титан в вагоне дальнего следования. Ещё бы, ей не бунтовать, такие перепады давления мало кому по плечу. В общем, подойдя к троллейбусной остановке шумы улицы и головной так перемешались, что отделить один от другого не представлялось никакой возможности.

К счастью, ждать долго не пришлось, а тёплый и чистый салон троллейбуса порадовал малым числом пассажиров и большим количеством свободных мест. Примостившись на сиденье я, предалась созерцанию пейзажа за окном. Как вдруг, моё эстетическое наслаждение нарушил непонятный шум. Оказалось, что в последний момент в салон заскочили два приятеля лет тридцати, они из которых был не просто не трезв, а пьян в стельку. Второй, пытался сохранить приличность, но его приятель рубил эту инициативу на корню. Громко выяснив отношения с кондуктором, они направились в мою сторону.

«Блин! – подумала я,- Кругом полно свободных мест, ну почему обязательно надо ко мне присоседиться?» Ещё несколько мгновений я надеялась, что ветер перемен и транспортная качка пронесут их мимо. Не пронесли!

Минуты две ничего не происходило и я уже начала сомневаться в своём «ясновидении», но тут, затянувшуюся паузу разорвал рингтон и диким воплем сообщил: «Милый! Милый! Милый! Это я! Твоя рыбка!» А поскольку организм милого конфликтовал с его же вестибулярным аппаратом, то трубку он достал, где-то после пятого вопля, внезапно обретшей дар речи рыбки.
- Ну!? – любезно гаркнул искомый абонент.
Что именно вещала рыбка неизвестно, милый молча слушал вонзив взгляд в пространство.
- И? – прервал он сеанс связи. Правда было не понятно – это «И» диалог или внезапно возникшая икота?

«Боже! – подумала я, - Вот почему мне так «везёт»: погода за окном отвратная, ботики промокли, голова болит… Одна радость была: молча поглазеть из окна уютного троллейбуса и ту отобрали»

А сюжет между тем развивался.

Рыбка на том конце провода (или что там у смартфонов вместо него), решила, что любезный друг напился (ну, этот факт было трудно не заметить), но волновало её то, что совершил он это деяние в обществе женщин лёгкого поведения! Видимо случаи уже были, вот она и занервничала.  Любезный друг, пытался (как мог) разубедить ревнивую подругу. Он говорил, что они с Лёхой работали, как каторжные, от чего страшно устали и сейчас едут в троллейбусе и, что никаких баб тут вообще нет и, что скоро он приедет и они будут жить долго и счастливо совсем как в Доме-2!

Правда, его речь не была столь причёсана, напротив, кроме слов: Лёха, Дом-2 и троллейбус цензурных больше не попадалось.   
Оборота с Домом-2, никто ожидать не мог и я (каюсь) стала прислушиваться к чужой беседе. Между тем, «уставший милый» закончив разговор с дамой сердца, как бы продолжил его с Лёхой.

- Она меня достала! – неожиданно громко выкрикнул объект страсти, и выругавшись трёхстопным «ямбом» врезал кулаком по поручню.

Немногочисленные пассажиры вздрогнули.

А «милому», видимо, так понравился произведённый эффект, что он, без просьб публики исполнил эту же самую произвольную программу ещё четырежды.  Лёха же (будучи практически трезвым) испытывал неловкость за приятеля и пытался сдержать его возмущение увещеванием на тему: «Не ори, веди себя прилично!»

Но «Остапа понесло». И вот уже вся троллейбусная общественность была в курсе того, что вот уже два года «уставший милый» никак не поймёт, почему она ему не верит? Он-то, как выяснилось любит только её и никто другой ему не нужен! (Олеська и Наталья Иванна не в счёт!) А «рыбка», все два года продолжает ему не верить!
- Почему!? – вопрошал он в пространство, - Почему она меня б…, не любит?!

Через два перекрёстка и три остановки, я вдруг ощутила, что у меня совершенно не болит голова. Окружающие поворачивались, возмущённо рассматривали нарушителя общественного порядка. А я тихо сидела рядом и сдерживала улыбку боялась только одного, как бы мне не расхохотаться в голос.

Не знаю, каким чудодейственным способом, чужая личная драма исцелила мой недуг, но вместе с головной болью улетучились унынье и плохое настроение.

Обычно, я терпеть не могу пьяных, просто на физиологическом уровне испытываю к ним отвращение, а тут такой пердимонокль. Мало того, что тихо сижу рядом, так ещё и хихикаю!

А мой «целитель» продолжал вещать, излагая Лёхе план действий на вечер:
- Ща приду, всё в доме крушить буду!
- Зачем? – вопрошал ошарашенный приятель.
- Вот такой я человек! – гордился будущий крушитель, - У меня дома уже ни одной целой двери не осталось б…, я уже все стулья переломал ё…, сегодня шкаф разобью на х…!
И как бы предвосхищая Лёхин вопрос, отвечал:
- Не, её я пальцем не трону! Я ж её люблю б…! А она думает, что я к бл…м хожу! А я не хожу! Я знаешь, как её люблю? А она меня не так! Вот я и бью всё вокруг! Да я лучше себе чего-нибудь сломаю, но её ни-ни! – и как бы в подтверждение своих слов начал отчаянно бить себя по ногам.
Лёха, всё это время прибывая в трансе от услышанного, вдруг проснулся и с надеждой сказал:
- Следующая остановка твоя. Смотри не пропусти!
Вскоре троллейбус остановился, возмутитель спокойствия вышел в открытый космос нашего замечательного города и помахав на прощанье отчаливающему другу пакетом, пропал из виду.

Лёха же, откинулся на спинку сиденья и облегчённо выдохнул.

А на следующей остановке вышла я, и странное дело: вроде бы ничего не изменилось, но вместе с тем изменилось всё. Непогода не раздражала, в кошельке лежала получка, спина и голова не беспокоили и даже ботинки почти высохли!

Мой милый, встретив меня на пороге дома слегка удивился тому, что я улыбаюсь и это вечером, после работы! Обычно я выгляжу иначе. Он осведомился о причинах таких замечательных перемен. Я же, хитро улыбнулась и ответила:

- Потому что мы будем жить долго и счастливо, совсем как в Доме-2!

© Copyright: Серафима Мельникова

82

Будь проклят тот, кто начинает войны!

Они не воевали. Но эта проклятая война не промахнулась. Она не пощадила их, хотя ему было пять, а ей всего год от роду.

Он, родился в деревне Прибытки Смоленской губернии, и остался сиротой. Дальше: детдом, ремесленное училище, служба в Советской Армии. Отслужив, нашёл своих сестёр и брата, которых война, тоже разбросала по детдомам. Брат жил в Туле, к нему он и направился. Устроился на завод, где и познакомился с ней.

Она родилась в Туле. Ей повезло больше, росла в большой и дружной семье, где всё было по настоящему, и любовь, и преданность, и горе с радостью делилось на маму с отцом, шестерых сестёр и двух братьев. Выросла и пошла работать вместе со всеми на завод, там и встретила его.

Они прожили счастливую жизнь, в которой не было войны. Только, он всю свою жизнь боялся голода, а потому стремился накормить всех приходящих в дом. По утрам, сначала кормил всех включая домашних животных, а потом уже ел сам. И на всю жизнь остался очень худым, не смог поправиться, несмотря на то, что уже не голодал. А она в сорок пять начала терять сердце, потому что для неё не было чужого горя. Всегда летела на помощь и слово война для неё навсегда осталось самым страшным.

Любая война – это горе, где бы и по каким бы причинам она не возникала, и больше всего от неё страдают дети!

НЕНАВИЖУ: РЕВОЛЮЦИИ, МАЙДАНЫ, ВРАЖДУ – ПОТОМУ ЧТО ВСЁ ЭТО ВОЙНА И ПОТОМУ ЧТО ОНА УБИВАЕТ!

http://sh.uploads.ru/kj3bn.jpg
© Copyright: Серафима Мельникова

83

Вспомнилось.

http://sa.uploads.ru/satY3.png

Осень, приближается полночь. Мне лет восемь. Отец - в ночной смене. Мы с мамой и старшим братом почти спали, когда за окном раздался крик о помощи. Во дворе, на большом пустыре строили кинотеатр, и где-то там кричала девушка. Мы прилипли к окнам, но с пятого этажа видимость при полном отсутствии освещения почти нулевая. А она всё кричала и кричала. Тогда мама, велела нам сидеть тихо, а сама накинула пальто прямо на ночнушку и кинулась вниз.

Мы с братом пытались разглядеть что-нибудь, но видели только мамины белые сапоги. Ещё позавчера, когда их купила, она переживала, что цвет очень маркий, но другого (увы) не было. И вот теперь только они нам показывали где мама. Мы слышали, как она что-то крикнула в сторону автобусной остановки, на которой стояли мужики ехавшие на завод в ночную смену. Но не видели, как они бросились к ней на помощь, на них же не было белых сапог.

Вскоре всё стихло и потом мама вернулась, но не одна, а с испуганно дрожащей худенькой девушкой, которая рухнула на диванчик в прихожей и как бы замёрзла. Мама уговаривала её пройти в комнату, но она только благодарила, тряслась и не двигалась с места. Мама рассовала нас по кроватям и мы спокойно заснули.

Утром, никакой девушки в доме не было и мы подумали: уж не приснилась ли нам она? Мама велела ничего не рассказывать отцу, а мы собственно и не собирались, потому что (как мы думали) ничего же не случилось.

А ещё через день, в дверь позвонили. Пришла та самая девушка и её мама. Они принесли огромный торт-мороженное, он был совсем как настоящая корзина с сиренью. Мы смотрели на это чудо и не верили в то что это лакомство можно есть.
Гостьи не переставали благодарить маму, а отец ничего не понимал. Тут-то всё и открылось.

Девушка возвращалась с занятий (училась на вечернем), когда трое подонков решили её изнасиловать. И выбрали для этого изуверства стройку под нашими окнами. Когда мама прибежала к ней на выручку, двое упырей держали жертву, а третий уже спустил штаны. Мама налетела на них как смерч, сметая всё на своём пути. Она топтала их не разбирая на что наступает и не слыша их испуганных криков. Тут и мужики с остановки подоспели. Скрутили уродов. Вызвали милицию. А девчонка была в шоке и ничего не могла сказать. Она не помнила, как её зовут и где она живёт. Одежда на ней была порвана и мама привела её к нам. Успокоившись, она рассказала, что живёт в соседнем дворе и попросила маму проводить её, а то там родители наверное уже с ума сходят от беспокойства. На рассвете мама её проводила.

Отец почернел и тихо сказал: " Ну, почему тебе больше всех надо? Почему из всего дома никто не кинулся, только ты?"
"А если бы ты дома был, неужели не помог бы?" - насторожилась мама.
"Конечно помог бы, но я же мужик, я по другому не могу!"
Мама облегчённо выдохнула и сказала: "Но тебя же не было, а помощь была нужна..."

В это время мы с братом с удовольствием трескали вкуснейший торт и смотрели "Полосатый рейс" по телевизору.
Шел тысяча девятьсот семьдесят первый год. Мама с папой всю жизнь жили с верой в то, что чужого горя не бывает. И я тоже в это верю.


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Сказки-рассказки