ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Телемания и шоузависимость


Телемания и шоузависимость

Сообщений 21 страница 30 из 246

21

1003463,712 написал(а):

Телемания и шоузависимость

Очень здорово.
Спасибо, Фима!

http://se.uploads.ru/AVZ6c.gif

22

Глядя на поведение нынешней возрастной участницы теле стройки, вольно (или не вольно) вспоминаются её предшественницы. Каждая из них, в своё время, вызывала бурю самых разных эмоций, от полного обожания до всепоглощающей ненависти. И меня не минула чаша сия. Недолго квартирующих брать не буду, вспомню только основных центр форвардов.
Конечно это незабвенные Ирина Александровна и Ольга Васильевна. 

И вот что из этого получилось…

http://music-pesni.com/music/4adc333903 … bec91a.mp3

Три богатырини и чернец Алёшка.

http://se.uploads.ru/DB8fk.jpg

В некотором царстве в теле-государстве жили-были, три богатырини.

Первая звалась Ирина Павлово-Посадская.

Жила себе поживала, добра наживала, деток растила, мужа любила. И напал на семью её злой ворог, по прозванью хан Куз. Собралась она с силушкой, взнуздала коня Мерсика, оставила в дому старых да малых и поскакала на битву лютую.

Как только она с ним не боролась: и бранными словами, и вольными боями, и слуг государевых к нему подсылала, и хитростью да колдовством не гнушалась.
Долго ли билась, коротко, а только сдался на милость победительницы злой ворог. Расстался с добром награбленным, отпустил дочерь её пленённую и воротился восвояси.
Только Ирина-то домой не торопилась, осталась рубежи охранять, а в помощницы взяла дочерей своих верных, да внучка малого. Чтоб весь честной народ видел какая она богатыриня. И так на охранялась да возгордилась, что не только враги, но и друзья разбежались.

А чтобы ещё больше страху нагнать, пошла к чернецу Алёшке, а тот к волхвам послал. Они поили зельями, обряды творили колдовские и сделали из неё идола неувядаемого. Но видно, не проходит колдовство бесследно, иссохла телом и душой очерствела.  Превратилась в статую бесчувственную. Дышит, говорит, по земле ходит, а вроде как не человек, а кукла ряженая. Полюбила позы победные принимать, примет и застынет, чтоб все её величие и красоту видели. Видеть-то видели, а любить не любили. Потому как красота эта, тепла никому не приносила, только злато серебро отдавали чернецу Алёшке люди, чтоб поглядеть на это чудо-чудное.

Вторая называлась Ольга Чистосердечная.

Немолодая уж была, когда сына её, свет Ляксандру, армянская бой-девица в полон взяла. И не просто у полонила, а прислала Ольге чудо зеркало, чтоб та, все страдания своего соколика видела. А уж, что та девица творила, ни в сказке сказать, ни пером описать.   Посылала на его голову проклятья страшные, убойным боем била молодца, прилюдно непотребно тешилась им, а ведь не венчаны были, чтоб такое вытворять.

Ничего не оставалось богатырине Ольге, как оставить мужа немощного, дочь и внука младенца, да отправиться в стольный град выручать сыночка родимого.
Поначалу добром хотела сына вызволить. Но не тут-то было. Тот, к тому времени, стал как помешанный. Ему бой-девица ум затуманила, приворожила добра молодца. Ни о ком кроме неё думать не хотел. Лишь бы быть с ней рядом и выполнять все её прихоти.

Решила Ольга пойти на хитрость, в глаза одно говорила, а за глаза совсем другое. Пирогами да блинами умасливала, а сама пыталась отвратить сына от девки ненавистной. Елейным голосом причитала, криком страшным кричала, песни пела, пляски плясала, покои девкины то бомбила, то прибирала. Даже думала смертью своей вернуть кровиночку.
Но не поверил Ляксандра в смерть скоморошью и отвёз её к лекарям заморским. Те поврачевали и вылечили.

А тем временем обженила всё ж на себе девка молодца. Но и Ольга не сдалась, а продолжила дело верное, матерное.
И всё бы ничего, только вдруг заметили люди добрые, что другою стала богатырочка. Злата серебра воспотребовала, понадобилась ей шуба песцовая да и терем новый стал надобен, о своём-то уж и не вспоминала совсем. И про мужа забыла и про внучека.

Прознала она про славу Ирины Павлово-Посадской и одолела её зависть чёрная. Возжелала злата-серебра немерено и молодость вернуть задумала. Пошла на поклон к чернецу Алексею, молвила: «Всё что хош для тебя сделаю, только помоги мне стать такой, как Ирина Павлово-Посадская? Чтоб богатство - рекой, чтоб дом – стеной и чтоб вернулась моя молодость?» Усмехнулся чернец, задумался тихо сказал: «Попробую…» Поколдовал, поворожил, а только без толку, всё против Ольги самой обернулося.
Вдруг очнулся сын её, стал горькую пить, морды людям бить, да девок портить. Пустился во все тяжкие.

А матушка на него не нарадуется. Всё как прежде стало. Можно бы и домой воротиться к мужу немощному и дочке с младенчиком.
Нет, не воротилась она, говорила, что караулит как бы не вернулся к врагине свет Ляксандрушка. Только это всё сказки были обманные, богатства ждала несусветного.
И девица хитра была, поворотлива сбежала с Ляксанрою за высокие стены, казённые.
Погоревала Ольга, поплакала да так ни с чем домой и воротилася.

Третья называлась Татьяна Охальница.

И всё-то у неё было и дом столичный, и муж приличный, и детей полный двор. К тому времени дочка её, Марьюшка, первой красавицей стала, принцы заморские сватались и свои одолевали. Казалось бы живи да радуйся! Но вырасти-то девка выросла, а умом не вынесла. Не знала, как пользу из своей красоты извлечь, видно не научила её матушка. Мучилась с ней мучилась и пристроила в балагане у чернеца Алексея выступать. Работа не пыльная, сиди да мужикам улыбайся. А девка корявилась, не нравилось ей, что любой да каждый может её гадким словом назвать, а то и тумаков навешать. Грозилась даже сбежать из балагана. Этого Татьяна допустить не могла.

Если две другие богатырини свои помыслы тайные спасением детей прикрывали, то Татьяна об том и не думала. Трубы медные ей спать не давали. Славы хотела, почестей.
Перво-наперво подалась к тому же чернецу Алёшке. Говорит: «От меня тебе будет польза великая, если ты меня станешь на ярмарках показывать. Такое увидишь, что твоим девкам и не пригрезится!» Недолго сомневался царь скомороший, взял её в работницы.

Легко Татьяна поднялась, мужа в дому оставила и кинулась представленья разыгрывать. А попутно девок балаганных уму разуму учить. Да не ратному делу, не хозяйству домашнему, а учила она ублажению. И так в этом деле (прости Господи) преуспела, что края потеряла в непотребстве и приличиях. При людно заголясь ходила, добрых молодцев принуждала к сожительству. Про мужа вспоминала только тогда, когда ковшик брала, да про то охальные омовения рассказывала. Его в пример приводила, как он от этого охает.

Народ плевался. «Срамота! – кричал – Убожество!» Да только чернецу Алёшке всё нипочём. Какой там грех? Лишь бы прибыль была! Не он же всё это откаблучивал.
Говорил: «Что не нравится? Чего вам ещё? Я же вам, вас самих показываю! Они, скоморохи мои – это вы и есть!

http://sf.uploads.ru/kjsBp.png

И привиделся сон негоднику. Будто пришел к нему старец седенький и сказал слова вещие: «Эх, Алёшка, жалко мне тебя. Убогий ты, на голову ушибленный, раз простых вещей не понимаешь. Говоришь народу правду показываешь? Так-то оно так, да только не все за свою срамоту деньги берут. А ты, видать, совсем глупый, раз понять не можешь, что тот кто на грязи да срамоте наживается, тот сам в эту грязь и превращается.
Да видать пустое дело с тобой об этом говорить. Не веришь? Вон, хоть на своих богатырочек посмотри. На старости лет семьи, дома побросали. И что? Да ничего, пшик один.  Они бестолковые, за три девять земель кинулись славу да богатство добывать, а так и не поняли, что счастье своё   дома оставили.
Вот и ты подумай с чем на старости лет останешься? Совесть-то в карман не спрячешь. А деньги они, конечно, согреют, если их поджечь…»     

http://s2.uploads.ru/yvU08.jpg

23

Вспомнилась незабвенная Ольга Васильевна. Вот уж поистине злой гений. Но какой колоритный! Эту ретро-пародию я написала два года назад, а как будто вчера.

Сны и сновидения.

http://s8.uploads.ru/H1TcP.jpg

Ночь, благословенное время для мечтателей. Сначала фантазия цветёт пышным цветом, потом, наступает лёгкая дрёма, а дальше, если повезёт, снится то, о чём так сладко мечталось.
                                     

С рассветом и первыми лучами солнца в скромные, семикомнатные апартаменты  приходит  Алиана. Она бесшумно скользит по особняку, убирая комнаты, поливая  цветы и шепотом повторяя:
«Какое счастье, что у Саши такая замечательная мама! О такой свекрови  можно только мечтать!  Если бы не она, я бы никогда не узнала, как правильно: готовить еду, убирать дом, гладить бельё, любить мужа, быть беременной, радоваться и плакать. Если бы не она, я бы вообще не знала, как правильно жить!»

Светлана Михайловна, тем временем, на кухне готовит еду для любимой сватьи.
- Завтрак для мамы готов? – спрашивает, вошедший в дом Саша, у него в руках огромный, ежедневный букет роз и обязательные пакеты с подарками.
- Да, блинчики я пожарила, сливки только, что сняла, сок свежее выжатый.   Саша, я ничего не забыла? – испуганно спрашивает тёща.
- Конечно, забыли, - начинает раздражаться зять – осетинский пирог разогрели? Варенье из грецких орехов, тоже не положили! Хоть говори, хоть не говори, никак вы Светлана Михайловна не запомните, что моя мама любит.
Тёща, расстроено, наклонила голову. «Что же   я такая бестолковая? – выговаривала она самой себе мысленно – Никак не запомню элементарных вещей. Опять Ольга Васильевна огорчится»

Незаметно, мимо, прошмыгнули две барышни из службы сервиса. Они уже поднимались на второй этаж.
- А что, мама уже проснулась? – спросил их Саша.
- Да, - на ходу ответила одна из них – Она уже звонила.
Всё вокруг пришло в движение.
В спальне у Ольги Васильевны был установлен специальный  телефон  со всей обслугой. И каждое её желание исполнялось беспрекословно. Пришедшие девушки, были парикмахером и визажистом.
Ушли они через час, когда причёска и make up, устроили привередливую клиентку. И тогда к завтраку вышла сама хозяйка.

Она медленно прошлась по комнатам, проведя пальцем по столам и полкам, на предмет наличия пыли. Заглянула в горшки с цветами, не сухие ли они.
- Я могу убрать в вашей комнате? – шёпотом спросила Алиана.
Ольга Васильевна  глядя в окно, выдержала паузу, потом заглянула в столовую, где Светлана Михайловна накрывала стол для завтрака. Решив, что уборку Алианы она «оценит» позже, произнесла:
- Хорошо, можешь убирать, я буду минут через сорок, так что поторопись.
Невестка мгновенно испарилась.

- Мамочка, с добрым утром любимая, моя! – сказал Саша, широко улыбаясь и протягивая Ольге Васильевне цветы.
Подойдя к нему, маменька дежурно улыбнулась, скептически взглянула на протянутый букет. 
- И это всё? – удивленно поинтересовалась она – Какие-то они пожухлые, посвежей, не было?
- Мамочка, они свежие – попытался оправдаться сын – их при мне в оранжерее срезали.
- Да, странно – не успокаивалась Ольга Васильевна – Хорошо, поверю, на этот раз. Так я не поняла, этот странный гербарий – всё, чем ты можешь порадовать свою мать?
- Нет, конечно, - кинулся в прихожую недостойный сын.
Вернулся с давешними пакетами, и стал доставать коробки и коробочки, свёртки и свёрточки. Чего там только не было: духи и конфеты, новый мобильник и антикварная посуда, модный тренч и винтажные  ботиночки.
Ольга Васильевна медленно перебрала подарки и видимо, оставшись довольной, переключила своё драгоценное внимание  на основной объект своей нелюбви – на Светлану Михайловну.

- Ну, - недовольно произнесла она, усаживаясь во главе обеденного стола и  брезгливо смахивая невидимые крошки – Чем сегодня решили меня отравить?
- Что вы, Ольга Васильевна, я очень старалась угодить – заискивающе оправдывалась сватья, внося в столовую огромный поднос.
Когда сервировка была закончена, Саша и его тёща, замерли  стоя по  обе стороны от Ольги Васильевны.
Та, завтракала с видимым аппетитом, но не переставала критиковать всё, что попадалось ей на глаза. Сливки – не той жирности, блины – не той прожаренности,  чай – не той крепости, хлеб – не той мягкости, варенье – не той сладости, салфетки – не той накрахмаленности. 
- Я же вам всё объясняла, неужели так трудно запомнить? Ведь от чистого сердца, вам добро делаю, а вы всё равно по-своему. Никакого уважения. 

Через четверть часа дама встала и направилась к себе. Она знала, что Алиана  ещё не успела убрать в комнате, но  тем приятней будет отчитывать её за нерасторопность.
- Да, - походя, через плечо, обратилась она к сыну и сватье, те уже почти расслабились, но снова напряглись – Обедать буду часа в четыре. У меня сегодня два интервью и фото сессия  для журнала «Гордость пенсионеров России».  Так вот, приготовьте на обед: салат с мидиями, крем-суп из шпината, мраморную говядину по-баварски, ну и на десерт - брауни с  маскарпоне.  И, пожалуйста, Саша, проследи, чтобы створки мидий были закрыты и чтобы они пахли морем, а не помойкой.  Чтобы крем-суп был взбит как следует, а не слегка размешан. Чтобы мраморная говядина была обязательно из Японии, а то ты же знаешь, что если она будет из другой страны, то тебе придется оплатить услуги моего стоматолога, а они не дёшевы. Ну, про свежесть маскарпоне я, надеюсь,  тебе напоминать не надо? И, пожалуйста, проследи за всем сам, не так уж много я требую. Я всё-таки твоя мама, а ты всё время забываешь об этом. Отвлекаешься то на жену, то на тёщу. Это недопустимо, ты должен помнить, что ты обязан мне жизнью, а всё остальное – не важно. Так что не огорчай мамочку – закончила она свой монолог и театрально приложила платок к газам, точно смахивая набежавшую слезу.
После чего неожиданно быстро поднялась наверх.

Там поучала Алиану, как надо ровно застилать покрывало на кровати, как правильно отодвигать ночные шторы и как вытирать пыль под кроватью. Потом, увидев приоткрытую дверь туалета, решила проверить и его чистоту. Осмотр затянулся, по естественным причинам, но это не освобождало неразумную невестку от нравоучений. Всё это время Алиана, с подобострастной улыбкой, стояла за дверью с блокнотом выслушивала  и записывала указания на тему: как содержать в чистоте ванную и туалетную комнаты.

Тут позвонил администратор, с известием о том, что пришли журналисты и фотографы. Ольга Васильевна упорхнула.  Три часа промелькнули, как один миг. Сначала она делилась бесценным опытом матери-героини, не в том смысле, что много детей родила, а в том, какая она самоотверженная мать, как она пожертвовала устроенной жизнью с мужем- пенсионером, двумя взрослыми дочерьми и внуками в шикарном четырёхкомнатном  доме. На эти «нечеловеческие» условия, в этом особняке, только для того, чтобы быть рядом с сыном и его беременной женой. Ведь они без неё пропадут, и дня не проживут. А тут ещё  и сватья- неумеха путается, обузой висит на шее. Они же все так не приспособлены к жизни. Да и вообще всему их приходится учить, и всё от чистого сердца  и от большой материнской любви. Потом была фото сессия, а это так утомляет – быть неповторимой. 

Направляясь, домой, Ольга Васильевна ненадолго забежала к соседям. Там жили человек двадцать молодых людей и девушек. Все они были то ли сектантами, то ли какой-то молодёжной организацией, она в это не углублялась. Ей просто нравилось приходить к ним и давать советы по жизни. Они их безропотно принимали, как данность.
Вот и сегодня были:
- два совета о завлечении мужчин;
- один о соблазнении женщин;
- три о том куда лучше вкладывать средства;
- полтора о том, как заработать миллион.
И так, по мелочи, как надо танцевать, как одеваться, где раздеваться, а где не стоит, и как важно любить её и её заповеди.

Обед, конечно же, оставлял желать лучшего.  Хотя на самом деле его заказали в лучшем ресторане, и он был просто отличным. Но это так, мелочи  не достойные внимания. 
После полуденного сна: встречи и беседы со спонсорами и управляющими. Но эта формальность не утомляла Ольгу Васильевну, а напротив, радовала. Уж тут она давала полную волю своим эмоциям. Могла кричать, топать ножкой, разбивать любые предметы. Окружающие терпеливо молчали, и иногда припадали к ногам этой великой женщины-матери. Как можно ей перечить, она же родила, и жертвует всем ради счастья, пусть своего.
- Кто-то должен быть счастливым? – вопрошала она – Пусть лучше я, чем кто-то другой. Мне это нужнее.
И все вокруг скандировали:
- Да! Ура! Ольге Васильевне слава!
Вечернее небо озаряли салюты, к её ногам несли букеты, саму её осыпали дождём купюр и орошали французскими духами.

От их запаха женщина и проснулась. Оказалось, что пахло не духами, а жидкостью для снятия лака. Сознание к даме вернулось вовсе не в шикарном особняке, и не на атласных простынях. А в общежитии гастрабайтеров, скорее даже, безработных   приезжих, которые влачили странное существование в этом пансионате. Она же, в отличие от своего сна, вовсе не была тут столбовой дворянкой и владычицей морской. Сын с невесткой действительно были, но съехали отсюда, а маменьку оставили за ненадобностью. Но, так получилось,  что и дома её не особо ждали. Вот и приходилось влачить жалкое существование в качестве кухарки-уборщицы в этом общежитии. Где каждый мог укорить её за что угодно, и только одно грело душу этой пожилой женщины, что придёт ночь, и там, в своём сне она им всем покажет – кто в доме хозяин.

Copyright: Серафима Мельникова

24

Кастинг.

http://www.isok.ru/img/full/5f7825ea5e1c22f9b1b4d5bcee4b8a3e.jpg

Утро не предвещало ничего хорошего.
- Опять череда бездарей. Как я устала от всех этих желающих откусить кусок от нашего пирога – с утомленной обречённостью произнесла Медуза Горгоновна и отхлебнула напиток из бокала. Поморщилась и с нескрываемой брезгливостью посмотрела в кружку.
Позёвывая, вошла  Оглупина  Петровна.
- Ну, что, опять эта нуднятина?  Медя, мы едем или нет?
- Если ты не будешь завтракать, то едем.
Оглупина внимательно осмотрела «шведский» стол, но не нашла ничего достойного.
- Едем, перекушу  что-нибудь потом.

Обе дамы, каждая из которых считала себя центром вселенной  и откровенно презирающие всех за то, что они с ними не соглашались, отправились на кастинг. Нет, нет, они вовсе не предлагали себя. Напротив, исполняли скучную обязанность, по отбору конкурентов.  Делали это с обречённой усталостью, потому что свято верили – переплюнуть их, не возможно, как бы ни пыжились все эти мальчики и девочки.

Удобно расположившись на диване, дамы пригласили первых трёх претенденток. Стоит ли говорить, что наивные кандидатки зря надеялись на успех.  Посмотрев на них поверх очков, Медуза Горгоновна глубоко вздохнула и многозначительно посмотрела на коллегу. Оглупина Петровна, также красноречиво покачала головой и что-то записала в блокнот.
- Ну-с, чем будете поражать? – саркастично спросила Медуза.
Девушки застенчиво молчали.
- Если вы так стесняетесь сейчас, то какой толк от вас вообще?
- Я могу спеть – полушепотом сказала одна из кастингуемых.
- Давай, хоть что-то, - раздалось в ответ.
Девица заныла о неразделённой любви, о красном Рено и о ликёре Амаретто в хрустальном бокале.
- Достаточно, вот вы, да-да, в мини юбке. Вы бы ещё совсем без неё пришли, что поприличней нельзя было одеться? Здесь вам не Дом культуры, это всё-таки телевидение. Вы кроме ног можете что-нибудь предложить?
- Да, я пишу стихи, танцую, художественно насвистываю.
- Только не стихи, - закричала Оглупина Петровна.
- Да, ладно тебе, Глуша, давай послушаем, не танцы же нам смотреть.
Оглупина Петровна закатила  глаза и откинулась на спинку дивана.
- Хорошо, только коротко. И только свои, никакого Бродского!
Барышня  встала, и, покачиваясь, произнесла:

Ехали медведи
На велосипеде.
А за ними кот
Задом наперёд.
А за ним комарики
На воздушном шарике.

- Девушка, вы уверены, что это ваши стихи? – с усмешкой поинтересовалась Медуза Горгоновна.
Та в ответ лишь зашмыгала носом.
- Да  ладно тебе цепляться, - заступилась Оглупина  Петровна, - мне как раз её стихи понравились, особенно про комариков на шарике.
И понеслась, душа в рай, мелькали лица, ноги, юбки. Стихи, песни, музицирование на стеклотаре, танцы живота и народные пляски.

Свернутый текст

Ошалев от всего этого творчества экзаменаторши, решили остановить отбор.  Посчитали, что пяти штук хватит.  Молодым людям, в отличие от девиц повезло больше, их не терзали вопросами, а просто предлагали оголить торс, на предмет осмотра физической привлекательности. Да и было их немного, троих, правда, сразу попросили на выход. Первый – оказался бомжом сорока шести лет, второй - полноват и носил старомодные очки, а третий – полез к  Медузе Горгоновне с объятьями поцелуями, практически завалив её на этом же диване. Нет, она-то как бы была и не против, скорее даже за, а вот Оглупине Петровне таких этюдов, не досталось. Поэтому пришлось с ним попрощаться.  Но, телефоны тот взял у обеих дамочек, и ещё у четверых поступающих, так, что этот товарищ не зря сюда заходил.     

Для всех отобранных  провели второй тур.
Теперь проверяли на интеллект, порядочность и моральную устойчивость.  Научные вопросы (чтоб самим не опростоволосится) зачитывали по бумажке:
- Сколько элементов в периодической системе Менделеева?
- Как же всё-таки работает правило Буравчика?
- Кто открыл третий закон Ома?
И так, по мелочи: знание таблицы умножения и правил русского и английского языка.
Особое удовольствие доставили вопросы типа:
- На что вы готовы ради любви?
- Способны ли вы разрушить чужую любовь?
- Как правильно сервировать стол для романтического ужина?
- Готовы ли вы к такому ежедневному подвигу как мытьё посуды, пола и уборка постели?

Испуганные абитуриенты пришибленно молчали.  Каждый из них думал, что на телевидении надо светить лицом и фигурой, а тут какой-то физико-математический университет с уклоном в домоводство, и это не считая классической литературы и не менее классической музыки. Некоторые подумывали: «А не сдёрнуть ли, пока не поздно?»

Но тут в аудиторию ввалились ещё два экзаменатора. Оба отвечали за физическую культуру, совмещённую с половым воспитанием.
Дон Борзе, специально выписан из-за границы, какое же шоу без загорелого мускулистого тела. Ему разговоры-то и не особо нужны были, он отбор на ощупь делал. Его коллега, мастер с понтом Иван Константинов . Как всякий реальный пацан предпочитал отзываться не на настоящее имя, а на псевдоним – Бык Траншейный. Сами понимаете, какой уровень интеллекта был у него с такой аватаркой. Но, этого и не требовалось, он же за тело отвечал, а не за мозги. 

Бегло осмотрев присутствующих,  Дон Борзе выбрал двух девиц, одетых не то в мини юбки, не то в макси майки, поставил одну впереди, другую за собой. Велел тесно прижаться к нему и затянул Ламбаду на родном языке. Все трое начали телодвижения. Сначала робко, потом смелее, под конец танец был так откровенен, что в дневное время его из эфира бы вырезали и поставили знак плюс восемнадцать. Бык Иван еле сдерживался, чтоб не присоединиться четвертым, но натолкнувшись на строгий взгляд Медузы, насупился и затих.

После недолгого совещания, решено было оставить тех самых партнёрш Дона Борзе и двоих претендентов мужского пола. По правилам шоу, все они немедленно выезжали вместе с экзаменаторами на съёмочную площадку, где и будет проходить сам процесс съёмок этого высокоинтеллектуального шоу.   С обязательным проживанием там же, в гостинице.  На место приехали поздно ночью. Беспокоить администраторов не стали, новичков разместили в холле на диванах.

Засыпая, каждый из них нервничал: «Неужели, я завтра буду сниматься? Не могу поверить своему счастью. Только бы удержаться, а то все тут такие важные, хватило бы образования, вот станут умные вопросы задавать, что отвечать-то, ведь не знаю же ничего?  Боже, какой неудобный диван, но ничего одну ночь потерпеть можно, а завтра – отдельный номер, услужливые горничные, вежливые официанты…»

Ночь пролетела незаметно.
Все ещё спали на колченогих диванах, когда неожиданно вспыхнул яркий свет и над головами новичков раздался зычный вопль Медузы Горгоновны:
- Хорош, валяться! Подъём! Вы что сюда дрыхнуть приехали?! Алес, алес, алес! Встали все, и пошли на работу?
Молодняк заметался, удивлённо оглядывая вчерашнюю аристократку. Сегодня она выглядела «несколько» иначе. На тощем теле болталась засаленная майка, из-под которой торчала то ли юбка, то ли бахрома, на ногах, вместо туфель, почему-то валенки с галошами, немытые, нечёсаные волосы и завершали весь этот «натюрморт» чёрные мотоциклетные очки на пол лица.
- Что вылупились? Ты и ты, - ткнула она во вчерашних танцорок -  марш на кухню, посуду помыть, кухню убрать, жрачку сварить!
- А кухня где? – робко спросила одна из них.
- Глаза разуй, б..ь, ты на ней стоишь!

Только теперь новички поняли, что они действительно провели ночь не в холле гостиницы, а в странном помещении непонятного назначения. Вдоль одной из стен стояла кухонная техника, раковина и холодильник.  Посредине холла огромный засаленный стол, на столешнице которого были чётко видны следы чьей-то обуви. Стул был один.
Пятна на стенах помещения так изменяли интерьер, что было не ясно, есть ли тут двери. Они всё-таки были, потому, что из-за некоторых из них в холл выползли странно одетые люди, похожие на пациентов неврологического диспансера. Почесываясь и позёвывая, они с нескрываемым любопытством наблюдали за происходящим. Иногда издавали странные звуки похожие толи на смех, толи на хрюканье.

- А  где взять тряпки, моющие средства и продукты? – поинтересовались барышни.
- Тряпки, в своих чемоданах подберите. А вот продукты и моющие средства за свой счёт, тут недалеко (километров пять в один конец) сельпо есть. Ну, что, мы в «Что? Где? Когда?» играть будем, или начнём, наконец, работать?
- Кхе, кхе! Можно ещё один вопрос? - раздался мужской голос.
Дамочка хмыкнула:
- Ну, попробуй.
- Хотелось бы знать, где мы будем жить, и когда начнём участвовать в шоу?
Все окружающие дружно загоготали.

Медуза подошла к интересующемуся юноше вплотную.
- Ты обо всех спрашиваешь, или только о себе?
Парень попятился, но ответил:
-  Обо всех.
Она опять придвинулась и выдохнула ему прямо в лицо:
- Курицы тут  останутся, если их никто не захочет. Напарника твоего уже Глуша утащила. А ты, давай, надевай ошейник и марш за мной. Будем проверять все ли кубики у тебя на прессе, или каких не хватает. Опять же тебя надо всего промерить и данные в мою личную опись занести.  Ты какие позы предпочитаешь?
- Это что же, он теперь мой ошейник носить станет? – пробасил Иван.
- Да, станет, а ты иди пока гантельки потягай, а то жиреть начал. И вообще, надоел ты мне – потом повернулась к своей новой жертве  - ты ещё спрашивал про шоу?  Ты, что же дурашка ещё не понял? Шоу уже началось!
Все ехидно заржали и громко заорали: «И МЫ СЧАСТЛИВЫ!»

Copyright: Серафима Мельникова

25

Кастинг

Спасибо, Фима!
Получила большое удовольствие от чтения!
Всегда очень ждем твои рассказы!

http://animaciatop.ru/pictures/cvety/thumb/cvetok-103.gif

26

1010187,712 написал(а):

Спасибо, Фима!
Получила большое удовольствие от чтения!
Всегда очень ждем твои рассказы!


http://se.uploads.ru/NaxpQ.gif

27

http://se.uploads.ru/sLmvb.gif

28

1010315,526 написал(а):

http://www.imageup.ru/img47/6548545.gif

29

Агент 00кот
(почти смешная история)

                                                                 https://pp.userapi.com/c633630/v633630286/3b1ff/XZ_PuyskQIk.jpg
                                         
Утро выдалось не только хмурым, но  и неприятным. Сначала на сторожа, Викентия Семёновича, ни за что, ни про что наехала  эта лохматая жиличка. Он, видите ли, недостаточно расторопно открыл ей ворота.
- Совсем заснул, - визжала она, - я, что, сама должна их открывать. Понаберут, гастарбайтеров по объявлению, ничего доверить нельзя, даже у ворот стоять правильно не могут!
Было там ещё несколько непечатных выражений, но Семёныч, решил не обращать на них внимания. Что, с неё взять, глупая девица. Конечно, обидно, когда пацанка сопливая, ему, взрослому мужику, офицеру в отставке, хамит. Но, так уж повернулась жизнь, что приходится в этом притоне привратником служить. 

Вдруг, дверь дома отлетела с грохотом и на крыльцо, как ошпаренная, вылетела кошка  Клотильда. За ней гнались двое: вечно орущий дебёлый мужик и его будущая тёща.
- Гони её, Чуй! – руководила маменька, - ишь, обнаглела совсем. Самим есть нечего, друг у друга продукты таскаем, и эта ещё  присоседилась!
- Пошла, б…ь, приблудная, - гаркнул мужик и, взмахнув ногой, почти достал до несчастного животного, но другая его нога неудачно угодила на банановую кожуру, брошенную кем-то из домочадцев. Верзила поскользнулся и растянулся, больно ударившись копчиком.
– А! - взвыл он  и грязно выругался, не смотря на присутствие маменьки и посторонних людей.
Хотя, Викентия Семёновича, местные жители никогда не стеснялись, они его (как впрочем, и весь обслуживающий персонал) просто не замечали. Неизвестно, чем бы вся эта канитель закончилась, если бы следом за ними из дома не вышла Марина. 
- Что вы шумите, это я Клотильде печенку отдала, ничего она не воровала.
- А с какого, это «нового года», ты так  нашими дефицитными продуктами стала разбрасываться? – живо поинтересовалась маменька,  глядя на то, как Чуй,  решив  всё равно наказать котейку, швырнул в неё тапком.  Кошка, жалобно мяукнув, спряталась в ближайших кустах.
- Во-первых, не вашими, а своими, - разъяснила ситуацию Мрина,- эту печенку я сама купила, только вы её есть не стали. Четыре дня в холодильнике простояла. Вот я и решила Клотильду угостить. А вы сразу драться.
Вся компания, недовольно бурча друг на друга, вкатилась обратно в дом.

Свернутый текст

Семёныч сел на скамейку у ворот и тихонько позвал:
- Кис, кис, кис.
Кошка, вынырнула из кустов, огляделась и опрометью бросилась к сторожу. Запрыгнула на лавку и доверчиво прижалась к доброму человеку. Семёныч погладил Клотильду и, глядя на пустое крыльцо, сказал:
- Что, досталось нам с тобой? И как всегда ни за что. Как же они мне надоели со своими придирками. Кабы не нужда, сто лет бы их никого не видел. А что Клотильда, может, накажем их? Есть у меня один план, если ты мне, конечно, поможешь? 
Кошка встала, внимательно посмотрела на спасителя, как бы понимая и соглашаясь, потёрлась головой о предплечье сторожа.
- Вот и славно, - сказал Семёныч, и, напевая, удалился в сторону своего домика.

Прошла неделя.

Рано утром к воротам подъехали три большие машины с тонированными стёклами.  Из первой вышли трое в штатском и направились к воротам. Два других автомобиля замерли в ожидании.
Викентий Семёнович впустил незнакомцев. Его намётанный глаз, сразу определил не только, то, что гости имеют офицерскую выправку, но и приблизительно в каких они званиях.
Мельком заглянув в предъявленные корочки, Семёныч понял, что перед ним серьёзные ребята из ФСБ.
- Уважаемый, нам бы хотелось пообщаться с кем-нибудь из руководства,  - вежливо приказал майор.
- Да, не вопрос, только, руководство здесь наездами бывает. Вызывать? – спросил сторож.
- Обязательно, и очень быстро – улыбнулся майор, - а мы пока в вашем «пионерлагере» осмотримся, побеседуем с отдыхающими.  И вот ещё, что, там снаружи, наши сотрудники дежурят. Вы уж, пожалуйста, уважаемый, всех впускайте, но никого не выпускайте. Это я к тому говорю, чтобы вы в курсе были, а то вдруг, кому уехать приспичит…
- Как скажете, - спокойно ответил Семёныч, и пошёл «радовать» начальство нежданными визитёрами.

Через некоторое время на территорию вошли ещё пятеро: двое скрылись в аппаратной, двое в хозболке, а один уселся неподалёку, но так, чтобы просматривался весь периметр. За воротами ещё трое курили, и что-то непринуждённо обсуждали.
«Странно, - подумал Семёныч, - с чего это ФСБ заинтересовалась нашей богадельней?» Но, решил просто насладиться происходящим, уселся на скамейку, рядом с Клотильдой и стал наблюдать.

А между тем в доме происходило вот что. Так как руководство ещё не прибыло, проходил опрос домочадцев, вызывали по одному, и задавали очень странные вопросы.
Первой пригласили Ольгу.
- Здравствуйте, будьте добры, ваши документы?
- Вот, пожалуйста, а что, собственно, случилось? – поинтересовалась барышня.
Майор, не услышал её вопроса.
- Можно поинтересоваться, с какой целью вы сюда приехали?
- Как, - растерялась Ольга – я же звезда этого шоу.
- Какого шоу? – не понял майор.
- Как какого, «Постой свою любовь!», вы разве не знаете куда приехали?
Майор, снова, не услышал вопроса.
- И как же вы этим занимаетесь? В смысле построением, в чем суть?
- Послушайте, вы, что телевизор не смотрите?
Первый раз фсбешник услышал.
- Нет, знаете ли, не смотрю, некогда. Так вы не ответили, каким же образом вы строите эту самую любовь? Надеюсь, не в сексуально- эротическом жанре?
Оля решила пофлиртовать с симпатичным военным, закинула ногу на ногу и жеманно произнесла:
- Бывает и так.
- Так у вас тут ещё и притон?
- Нет, вы не так  поняли. Вы же взрослый человек, и знаете, что любовь и секс вещи тесно связанные?
- Да, уж не дурак, это понятно, так вот я и спрашиваю, вы что же и в эфире эту тесную связь освещаете?
- Ну, не всё, конечно, в эфир попадает, но мы стараемся.
Майор, покачал головой и крякнул.
- А скажите, Ольга, вы давно у себя на родине были?
- Погода назад, а что?
-Да, нет, ничего. Просто уточняю.
- Я выше этого. Я звезда. Моего появления каждый день с нетерпением ждут миллионы зрителей.
- Ну, да, ну, да. Только как быть с вашими призывами, - майор нажал на кнопку диктофона, девица услышала свой голос, и, судя по записи, она призывала уничтожить кого-то, слышались звуки ударов и шлепков, визг. - Это разве не ваш голос?
- Да, это я, но я совсем о другом говорю. Это мы тут отношения выясняли…
- Это такой важный вопрос, что без физического устранения никак? - удивился майор.
- Конечно, нет. Это же главное в нашей жизни. Понимаете, важно занять выгодную позицию, чтобы всегда быть на виду у камер.
- Простите, а образование у вас есть?
- Да, конечно, я училась в университете, по специальности… – девушка задумалась – я сейчас и не вспомню, как она правильно называется, да это и не важно. Главное, что сейчас я делаю карьеру, я звезда.
- Ладно, тогда скажите мне, пожалуйста, а чем ваша нынешняя карьера отличается от  вашей прошлой?  -  и майор разложил на столе фотографии своей собеседницы в стиле ню с уклоном в порно.
- Кто в молодости не ошибался, – промямлила допрашиваемая и принялась с нескрываемым удовольствием разглядывать снимки.
- А вот это вот совсем даже не дурно, – радостно заявила девица – вы не находите?
Майор, снова оглох, и, не скрывая брезгливости, собрал со стола фото.
- Послушайте, вот закончится это ваше «построение», кончится шоу, и чем вы дальше планируете заниматься? Вы ведь если я не ошибаюсь родом из Владивостока? Вернётесь домой или другие планы?
- Ну, куда же возвращаться? Нет, я или тут останусь, но скорее всего, поеду в Америку, думаю, что продюсеры с выгодными предложениями и контрактами уже имеют на меня виды.
- Да, уж, - уклончиво ответил майор и отпустил барышню.

Следующий его собеседник, также был родом из сопредельного государства, охваченного войной.
Молодой человек по имени Иван, отличался статью и приятной внешностью. Только движения его были суетливы, а взгляд испуган.
- Проходите, присаживайтесь – пригласил майор.
Парень прилип к краю стула и замер.
- Вы тоже  строите?
- Нет, я по контракту тут в шоу участвую, я не гастарбайтер.
- Это я понимаю, я о построении любви.
- Ах, вы про это. Ну, да, я участник проекта.
- А вот интересно, сюда с каким образованием принимают?
- Да, в общем-то, образование здесь не особо важно.
- Ну, да, ну, да главное чтобы человек был хороший.
- Как раз наоборот, - тихо прошептал Игорь, - у нас другие критерии.
- Ивань, объясните мне, вот вы молодой здоровый парень, уже  много месяцев здесь. Работать не пробовали?
- У меня с талантами плохо. Я не пою, не танцую, свадьбы вести не могу.
Майор с любопытством взглянул на собеседника.
- А другие виды трудовой деятельности во внимание не принимаются?
Игорь удивленно поднял брови.
- Какие другие, разве ещё есть какие-то?
- Ладно, с этим ясно, сменим тему. Скажите, вы давно не были дома?
- Да, давно.
- Что так?
- Не сложилось как-то. Я всё больше по заграницам, Тайланд и прочее.
- Значит домой не собираетесь? А ведь у вас там не спокойно.
- Нет. Я здесь нужнее. – напряженно ответил строитель любви, опасаясь депортации на родину.
- Ладно, свободен, пока, - сказал майор и отпустил страдальца, боятся в другом помещении.

Прошло два часа.

В комнату вошёл ошалелый напарник.
- Ну, что, есть что?
- Нет, полный ноль.
- И у меня то же самое. Девицы  с мозгами как из ксерокса, одни  и те же мысли у всех и даже излагают их одинаковыми фразами. Лысый один заскочил, пыжился, пыжился, кричал, что бывший офицер, что родину страсть как любит, и только ради неё тут жизнь и здоровье гробит. А сам всё норовил мне руку лизнуть. Всё про какие-то губы и тела втирал.
- А мне мозг сексуально озабоченная  бабулька вскрыла. Кричит, мол, ошалела тут совсем с малолетками. Что они ничего не понимают в красивой интимной жизни со взрослой женщиной. Ковшик какой-то пыталась мне подсунуть. Короче, еле отбился.

В комнату тихо постучали. Это, наконец-то явился хозяин всего этого действа.  Представившись и предъявив все необходимые документы, стороны приступили к беседе. Но решили, что лучше её перенести на улицу.
Расположились у бассейна.
- Господа офицеры, я могу узнать, чем наше скромное шоу привлекло ваше внимание?
- Разумеется, на один из наших секретных каналов поступило сообщение, что здесь на территории вашего проекта проходит подготовка и обучение диверсантов. Готовящих ряд акций в Москве и Московской области. А проект – это ширма, прикрытие. Что даже проходят учения на тему: как вести себя в суде, если вас вдруг арестуют.
Хозяин площадки впал в транс, от услышанного.
- И у вас есть основания доверять этому сообщению?
- Да, есть. Дело в том, что сообщение по этому каналу, мог передать только спецагент. Канал зашифрован, так, что взломать его под силу только очень сильным хакерам, а они все работают на нас.
- Раз сложилась такая щекотливая ситуация, я готов к любому сотрудничеству. Что от меня требуется?
- Да, по большому счёту уже ничего. Пока мы вас дожидались, всё осмотрели. И к вашей радости ничего не нашли. Остался не ясным только один вопрос: сообщение было отправлено отсюда,  с компьютера из вашей аппаратной. Мы проверили всех ваших сотрудников и прочих здесь присутствующих, но, увы, установить, кто именно отправил сообщение, нам не удалось.
- Это какое-то досадное недоразумение, вы же видели наших участников, ну, какие они диверсанты? Мы же специально набираем сюда тех, у кого не слишком высокие интеллектуальные способности.
- А, кстати, почему именно таких? Что мозги плохо продаются?
- Можно и так сказать. Зрителю скучно смотреть на умных и достойных. Куда приятней сидеть у экрана и чувствовать своё превосходство. Таков закон жанра.
Вскоре гости, и хозяин попрощались, но руки ему перед уходом не подали. Просто вышли за ворота.

Две машины уехали сразу, а одна задержалась, водитель что-то правил под капотом. Майор с напарником курили в сторонке и тихонько переговаривались.
- Вот я, правда, не понимаю, как молодые здоровые лбы могут тупо сидеть и заниматься такой ерундой? Конечно, деньги решают всё, но... Считают: что жить можно только в Москве или за границей; стыдятся своих родителей; думают, что работа – это только клуб; что специальностей только три: стриптиз, бармен и диджей-ведущий! Барышни все сплошь «супермодели» и «певицы». Все хотят чтобы на них  завтра, без внутренних затрат и усилий, свалилась богатая и  бесконечно праздничная жизнь.
- Вот, вот я тоже подумал, они, что все голубых кровей? Неужели  среди их родителей нет шоферов и учителей, инженеров и поваров?  Как можно так терять связь с реальностью? Обидно, день убили на ложный вызов, а у этих трутней тут только два вида «оружия»: убийственная тупость и зловоние переполненного мусорного ведра в углу кухни, что может пройти как бактериологическое, но, к сожалению, законом не наказуемо.
- Вообще, была б моя воля, разогнал бы я всю эту компанию, а хозяина посадил бы. Потому, что они не по названию, а по сути, диверсанты, ежедневно свои диверсии устраивают на мозг и сознание зрителей, приводя и то и другое в негодность.
В это время водитель закрыл капот, и гости исчезли также внезапно, как и появились.

Сидевший  по другую сторону забора, Семёныч, гладил разомлевшую на солнышке Клотильду и думал: «Вот оно, что! Оказывается, не одного меня это шоу раздражает»
- Что, Клотильда? ФСБ это вам не мыши, которых мы с тобой им подбросили. Это кто-то всерьёз на них разозлился, раз вон куда шифровку послал. Им бы всем, ещё проверка психиатра не помешала, а то сдаётся мне: не здоровы они, ох, не здоровы.
- Муррр,- произнесла кошка, а сама подумала: «Точно, в следующий раз, заберусь в аппаратную и ещё кнопочек понажимаю, глядишь, и, правда, кого  в психушку заберут…»

30

http://se.uploads.ru/mCQg6.gif Фимушка, это нЕчто!)) Куда уж всем сценаристам Д2 до тебя.......  http://se.uploads.ru/vFHxb.gif


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Телемания и шоузависимость