ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Сказки-рассказки


Сказки-рассказки

Сообщений 141 страница 149 из 149

141

Спасибо!

Замечательно написано. Читается легко, но уже хочется продолжения.

Вроде фантастика, а образы и характеры очень земные.

Да и сюжет не кажется таким уж нереальным.

+1

142

продолжение, начало выше...

Бабушка с Земли.

Глава 26.

Тихой сапой пробралась на борт и забаррикадировалась в своём убежище.  Достали все. Человеколюбия не утратила, но видеть не хочу никого.
- Глюк, - предупредила мажордома, - я в состоянии Ваше Лютейшество, потому общение ставим на ноль.
Он преданно мигнул и безмолвно растворился в пространстве.  Сама же, ушла в астрал. 

Сначала даже не поняла почему взбесилась и от этого раздражалась ещё больше. Потом пришло осознание - никогда не считала себя писателем. Так баловство.  Оно давалось легко, подумаешь, рассказать историю,  но не устно, а письменно - фигня вопрос. Мне нравился сам процесс нанизывания  слов на нить повествования. Увлекало действо в результате которого из пресной орфографии и пунктуации получались вкусные полусказки. Любила когда простой или интригующий сюжет заканчивался хэппи эндом. Иногда описывала вполне реальные события, иногда беспардонно фантазировала. Проживала реальную жизнь с решением ежедневных проблем и исполнением бытовых обязанностей, но в голове продолжала находиться там, где грустили или веселились мои выдуманные персонажи. Всегда страдала, от неумения описывать природу, погоду,  предметы мебели или одежды. Нравилось действие, такой стиль, умные литературоведы, называют телеграфным.  Я и  не считала себя писателем, скорее телеграфисткой широкого профиля.  Радовалась, когда история получалась. Было не менее  приятно, когда написанное нравилась не только мне, но и читателю.

Но в последние годы, писать не хотелось. Хотелось смотреть и слушать. Очень злилась на себя, от этого нежелания и от непонимания на тему: «Почему так?» Почему, когда ни на что не хватало времени, когда болели и умирали мои близкие, когда не знала куда спрятаться от боли - хотелось, а сейчас чтобы написать три предложения уговариваю себя сутками?  И вдруг поняла, да именно поэтому и не пишется. Потому что это был способ уйти от реальности. Обмануть себя и не думать сначала о боли и уходе родных людей; потом о нехватке здоровья, сил, денег; затем о безысходном одиночестве.  Я заменяла реальность на фантазии, поскольку предпочитала чтобы в них всё было без драм и трагедий и вскоре начинала верить, что и в жизни всё нормально.  Наверное это защитная реакция моей психики, и очевидно - не самый плохой способ сохранить её.

Философствовала пока не услышала звук входящего сообщения от Дины. Жму на приём и вот она моя Ясная, пусть голограмма, но такая реальная. Улыбается и протягивает букет невероятных цветов. Огромные голубые бутоны, гроздями окружали каждую веточку, листочки маленькие и их почти не видно.  Кажется, я даже чувствую аромат.
- Мамуль, смотри какая красота тебя ждёт.  Это местная сирень, правда здесь она называется гортанна, сейчас голубая, но когда распуститься   будет почти алая. Очень, очень соскучилась и жду не дождусь когда же, наконец увижу тебя. Надеюсь ты в порядке? Если что пиши, всё решим.
Она протягивает  букет, я тянусь что бы взять его, но руки проходят сквозь изображение, а голограмма исчезает. Вот всё понимаю, но привыкнуть к этой иллюзорной реальности не могу, мозг отказывается воспринимать такие приятные вещи как фантомность.
Пишу в ответ, что всё в порядке, что тоже скучаю и тоже считаю дни. Изображение не прикладываю, ибо я сейчас не в лучшем виде . Хотя не помню, когда бы считала свой вид таковым. Это выше меня, глубоко убеждена, что не зачем им пугать окружающих.

Время ужинать. Встречаться ни с кем не хочу, но кушать-то хоЦа. Тащусь в пищеблок.  И, о радость! Там пусто. Я что раньше времени припёрлась? Ну, и ладно, не уходить же. Подлетает Дуся.
- Привет, кормилец! Скорей корми голодную баУшку?
- Сегодня у нас в меню… - приветливо мигает тот, и собирается озвучить весь список.
- Дуся, тащи чего-нибудь вкусненького, на усмотрение нашего шефа.
Он понятливо укатывается на кухню и вскорости уже сервирует стол, чем-то одуряющее вкусным. Описать блюдо сложно, оно похоже на пасту с морепродуктами заполированную сливочным соусом. Но, поскольку, я решила не вникать, что из чего приготовлено, то просто желаю себе приятного аппетита и наслаждаюсь.  На десерт Дуся принёс какие-то пышечки-пончики, сдобренные ягодами и сливками.  Уплетаю всё со скоростью звука. Во-первых потому что очень вкусно, во-вторых потому, что ну очень хочется поскорее смыться.  Доедаю, благодарю Дусю и Сахима, и прямо чувствую, что кто-то приближается. Если пойду к себе, то точно его встречу, потому заворачиваю на смотровую площадку, там полумрак,  тихонечко замираю в уголке на диванчике. Сижу, смотрю в пространство, медитирую.

Слышу как отъехала дверь рубки, шаги.  Кто-то быстрым шагом приблизился к смотровой площадке и даже заглянул во внутрь. В полумраке старпом меня не заметил  и втянулся обратно.  Снова шуршание двери, ещё шаги. Ну, пожалуйста, пусть они идут в другую сторону, а то мне кажется, что я никогда в жизни не подслушивала столько чужих разговоров.  Нет, не с моим везением…

- Назим, не знаю как ещё с тобой разговаривать…
- Не знаешь, так не говори.
- Но ты же понимаешь, что себя ведёшь неприлично.
- Юл, кто бы говорил о приличиях… Ты лучше этими речами Лорейду повоспитывай.
- А что разве она не права? Ладно, мы взялись за этот рейс, деньги всегда нужны, но ты не обязан с ними общаться. Тем более принимать эти вызывающие подарки.
- Да неужели? И что же в книге вызывающего?  И потом, кажется тебя там не было, следишь за мной? Что ещё напела твоя невестушка?
- Не напела, а рассказала. И правильно, между прочим, сделала. Смею надеяться, что я всё ещё твой друг и имею право на откровенность?
- Какую? Что ты хочешь знать?
- Эта… коро… писссательница, мало того что позволила себе откровенные разговоры о видах на тебя, так ещё и навязывается со своими двусмысленными подарками! А ты не то чтобы пресечь подобное, ты ещё и потакаешь её выходкам. Назим, рейс кончится, а жизнь продолжится и с кем ты останешься?
- Не поверишь, сам всё время об этом думаю. А на счёт Тамары, пустое всё  это, глупые сплетни. Сам подумай, у меня куча поводов держать её в поле зрения. Во-первых  - эта треклятая женитьба Азима, я всё-таки не теряю надежды на то, что сумею его переубедить и Тамара, в этой игре может оказаться моим союзником. А во-вторых, какого ырка явилась Кара? Мне её приставания мало того что не нужны, они просто не выносимы.  И вот скажи мне, друг дорогой, не ты ли поспособствовал её появлению на борту?... Молчишь? Правильно, лучше молчи.  Ты её приволок, ты её и терпи, а я благодаря землянке, хоть на какое-то время для Кары недосягаем.  Попробуй донести до своей невесты и её кузины, что я женат и всё это сватовство мне не интересно.
- Назим, но со дня исчезновения Нур, прошло больше года. Ты же знаешь, по нашим законам, она уже за гранью, а ты… свободен. Неужели, ты ещё надеешься на что-то?
- Юл, сколько бы не прошло лет, пока я не буду уверен, что она ушла, я – женат и это не обсуждается!
- Хорошо, но с этой землянкой ты бы всё-таки по-осторожней.
- Ты про что? Про подаренную книжечку? Что за бред!
- Но она, не просто её подарила, она ведь ещё и интимную надпись к ней приложила.
- Нет, я с тобой с ума сойду! Что интимного в этом автографе углядели эти идиотки?
- Текст они не успели прочесть, но оттиск поцелуя заметили.  Скажешь его нет?
- Даже не буду пытаться оправдываться. По-моему я тебе ясно объяснил почему так себя веду. Что-то ещё не понятно? У меня сейчас другие заботы  и ни скайроанки , ни  какие другие особи женского пола мне не интересны! А уж тем более эта вездесущая  землянка, она только удобный объект, который я использую для решения проблем, не более! Это всё или я ещё тебе что-то должен?
- Не злись,  Назим. Ты же понимаешь, почему я так завожусь…
- Юл, Назим! Мы вас ждём, а вас всё нет и нет. Вот мы и отправились на ваши поиски. Так мы идём ужинать? –  повелевает как всегда Лорейда.
Слышатся вздохи, шуршание тканей и шарканье ног.
- Назим, я конечно, не вправе указывать, но не пора ли эту с позволения сказать гостью, поставить на место? Что она себе позволяет? – усугубляет своё положение Лорейда.
Голоса и шаги удаляются, и  вот я уже ничего не слышу. Ни того на что жалуется эта дама, ни того что отвечает ей капитан.

Выждала ещё немного и поплелась к себе. Да, уж, спряталась на свою голову.  Проходя мимо пищеблока глянула в проём: сидят, жуют.  Доктор Шапиро, заметил и окликнул меня. Остановилась, жду. Посмотрела на капитана, обиды и злости не было. Осталось только равнодушие.
-Тамара Петровна, голубушка. Составите мне компанию, пойдёмте к Абраму, проводим его.
- Конечно, Яков Моисеевич, только на минутку загляну к себе в каюту.

Глава 27.

Проводы были короткими. Пожелали друг другу добра и здоровья и разошлись. Мы, собственно, остались стоять на палубе, а Абрам Исаакович с небольшим чемоданчиком бодренько пошагал к ожидающим его Боре и Мире.  Люк закрылся и нас попросили пройти по каютам.  Дальше мы уже летели без милейшего профессора Перельмана.

Вернулась к себе. Настроение не очень.  Но жизнь продолжается и она, как ни странно, прекрасна и удивительна.  Решила отписать сыночке привет.
«Здравствуй, кровиночка!  Как практика? Как здоровье? Кушаешь хорошо? Никто не обижает?» Прилепила кучу сердечек и смайликов  и жамкнула на отправить. 
Не прошло и пяти минут, пришел ответ:
«Мать, ты в порядке?  Что за детсадовские вопросы? У меня всё в штатном режиме? А вот ты меня пугаешь?»
«Не, сына, я  не сбрендила, просто скучаю. Но ты всё равно кушай хорошо и одевайся теплее»
«Ладно, как скажешь. Докладываю: за питанием и здоровьем следят специально обученные медики; форма  одежды – унифицированная, с регуляторами температуры, водо-ядо-радиации непроницаемости; подъём-отбой по расписанию , кстати сейчас у меня на часах половина второго ночи»
«Ой, всё сына. Спи мой родненький. Целую мама»
Полегчало.  Дина и Тёмка в порядке – остальное незначительные детали.

- Глюк! Вот скажи мне, о мой всезнающий друг! Есть ли у тебя что мне рассказать на тему каких-то капсул у скайроанцев?
- О каком назначении этого предмета ваш  интерес?  Медицинском, аварийном, коммуникативном, личностном?
- Скорее личностное. Есть ли у них нечто принадлежащее конкретному лицу и имеющее материальную или моральную ценность?
- Есть. Но информации об этом объекте крайне мало. Каждый род, насчитывающий более 10 поколений получает капсулу жизни, которая остаётся собственностью рода и может быть передана только членам семьи.  Их количество ограничено, и потому обладатели капсул считаются высшей аристократией Скайро, со всеми прилагаемыми правами и привилегиями.  Чем старше род тем ценнее капсула и  соответственно  выше статус обладателя.  Помимо материальных благ  капсула имеет сакральное значение, у каждой капсулы оно своё. Двух одинаковых нет.  Мир соткан из разных энергий и обладание одной из них даёт роду тайное знание – секретные сведения, которые дают своим обладателям самые головокружительные достижения – власть над миром, эликсир бессмертия, нечеловеческую силу и многое другое. Существует мнение, что данные капсулы оставлены скайроанцам  высшими существами, для процветания Скайро, а потому они могу существовать  в строго сбалансированном  состоянии, по одному на один род и недопустимо нарушение баланса. В этом случае катастрофа неизбежна.
- Это же полная… даже боюсь сформулировать что. Короче какая-то прости господи мистико-теология. И я хочу это знать? Блин, не хватало ещё головой поехать на этой религиозно-космической почве. Ну, её. Глюк, давай включи мне какую-нибудь музыкашечку и давай сыграем во что-нибудь простое и приятное.
- Могу предложить ваш любимый саксофон?
- Да, давай его родимого! А поиграем давай в угадайку, из разных областей. Играем до ста очков, но что-то мне подсказывает, что я в заведомо проигрышном положений. Ты же ходячая энциклопедия.
- Я дам вам фору в 5 секунд, и вы отвечаете первая.
- Идёт!
И мы погнали соревноваться на звание самого умного.  Конечно же я проиграла, но хоть не с сухим счётом, что и вовсе приятно.

Только собралась на боковую, как пришло сообщение от неизвестного абонента. Вообще, не люблю читать такие послания, сразу удаляю, но тут видимо на меня космос повлиял, открыла:
«Вам не место среди нас. Такие как вы – генетический мусор. Если вы не перестанете преследовать  семью Назима, то о вашем секретном знании узнают власти Скайро.  Хотя таким  как вы самое место в тюрьме, даём вам последний шанс жизни на свободе. Не оставите в покое Назима, пожалеете»
- Глюк, ты только послушай, детский сад, штаны на лямках. Эти две курицы совсем офанрели.  Юл, тоже хорош, сдал меня. А может это капитан? Решил таким образом от нас отделаться? Нет, писали явно эти дамочки, но вот кто им нашептал про то, что я их язык понимаю – вопрос! Ладно, утро как говорится… Пошла я спать.
- Спокойной ночи Тома, - пожелал мне вежливый  птиц.

Зуммер не дал возможности отдыха. Иду, смотрю, там капитан. Какого, черта? Не буду открывать,  сплю я уже. Эта сволочь звуковое сообщение послала:
«Тамара, простите, я подумал, что вы ещё не спите, откройте пожалуйста, мне нужно с вами поговорить»
Открываю, но стою в проходе.
- Говорите.
- Можно войти, в дверях как-то неудобно разговаривать.
- А может завтра?  Что это вас разбирает на ночь глядя?
- Днём я, как правило, занят. Боюсь у меня есть только эта возможность.
Я шагнула вперёд и выглянула в коридор, посмотрела сначала налево, потом на право.
- Вы кого-то ждёте? – напрягся мой гость.
- Я нет, но вот ваш конвой меня несколько выбешивает. Вы опять что ли следы путаете?
- Нет, мне действительно нужно с вами поговорить.
- Ох, ну входите, - сдалась я и обреченно вернулась в каюту.

Сама уселась в кресло, ему махнула головой на кушетку. Вот не знаю, что там у него за срочность такая, только он мнется и помалкивает.
- Слушайте, вы или говорите или дайте мне спать, ночь за окном. Хотя, там всегда ночь, космос же… И тем не менее.
- Простите, я вас раздражаю?
- Вы меня не раздражаете. Вы мне никак… Вообще. Я что обязательно должна вас или любить, или ненавидеть? Не очень понимаю к чему этот вопрос? Вы об этом пришли поговорить? 
- Нет, но… Я погрузился в ваши рассказы.
- И?
- И мне кажется, стал вас лучше понимать.
- Да неужели? - поморщилась я, - Для какой цели вам понадобилось меня понимать? Я для вас всего лишь удобный объект, который вы используете для решения своих проблем. Так кажется вы охарактеризовали ваше отношение ко мне? Для чего же вам меня понимать?
Он удивленно смотрел и на его лице проступало осознание, того, что я слышала их разговор с Юлом.
- Да, я всё слышала, поэтому  не надо притворяться, - подтвердила я его догадку.
- Да, я так сказал, но я не мог сказать иначе, потому что Юл всё равно не понял бы. Мы живём иначе.
- О да, вы супер гуманоиды. Вы думаете исключительно о судьбах вселенной, что вам до каких-то землян и прочих инопланетян? Какого же вы рожна такие трусы? Врёте, изворачиваетесь, навязываете детям  своё ханжеское и бесчеловечное видение жизни, избавляетесь от своих стариков прикрываясь законом, прячетесь от мерзких навязывающихся вам дамочек, только чтобы не  говорить им в лицо, что они вам противны. Это ваша «высокая» мораль?  Или я ещё чего-то не понимаю? – говорила я  медленно и тихо, почти переходя на шепот.
- Я даже не подозревал, что именно так выгляжу в ваших глазах.
- Увы, нет, вы так не выглядите, вы так существуете. И мне от этого понимания гадко.  Да, я старая, толстая и некрасивая, но я никогда не презирала людей за возраст, разрез глаз или отсутствие денег. Я счастливее вас, потому что я могу себе это позволить. Я могу себе позволить всё, даже старость и несовершенство! А вы при всей своей исключительности не  можете! Вы скованы стереотипами, вам не положено прощать недостатки.  Мне жаль вас, вы все такие красивые, умные, сильные и вместе с тем  ущербные.  Прощенья просить не буду, потому что и это могу себе позволить! Вот теперь вы меня точно  лучше понимаете.

Порадовалась, что не повысила голос, мне это редко удаётся. Раньше эмоции захлестывали и никому мало не казалось. Хотя и сейчас Назиму отвалила по полной. Потому как он смотрел и внутри у него всё кипело, но видимо ровность подачи моей правды не срывала его стоп кран.  Пауза затянулась.  Я вытянула ноги, откинулась головой на спинку кресла и закрыв глаза облегченно выдохнула. Спина ныла нещадно.  Назим сидел уставившись в пол и сцепив руки в замок.
- Глюк! Будь добр достань фляжечку из шкафа, - попросила я.
Тот  молча исполнил просьбу и подал емкость. Отвинтила крышечку-стаканчик, плеснула в него бренди и с удовольствием влила в себя огненную воду.
- Мне не нальёте, - доносится с кушетки.
Беру со стола стакан, наливаю и не глядя протягиваю.  Назим, оказывается  уже не на кушетке, а около стола, потому что уж больно быстро исчез стакан из  моей руки.
- Я, наверное пойду, - выдыхает он.
- Наверное, - соглашаюсь в ответ, - Да, ещё одно. Передайте вашим курицам, что шантаж на меня не действует.
- Вы о чем?
- Эх, вот об этом, - кликаю я по панели и во весь иллюминатор-экран выплывает давешнее послание.

Капитан какое-то время переваривает прочитанное, потом не спрашивая разрешения, снова наливает в стакан бренди и махом опрокидывает в себя.
- Тамара, понимаю, что мои уверения покажутся не убедительными, но я никому ничего не говорил.
- Верю, ваша кандидатура итак была вторичной. Думаю мы оба понимаем откуда растут ноги?  У нас на Земле есть пословица: «Скажи мне, кто твой друг, и скажу тебе, кто ты». Делайте выводы. Поэтому, не затягивайте с проверкой, чем быстрей мы с ней покончим, тем лучше для всех.

Капитан, ушел. Но я так толком и не поняла зачем он приходил. Ну, хоть душу отвела, сказала ему, как он мне «нравится». Всё, спать. Остальное завтра. Снилась какая-то мешанина с говорящими птицами, бегающими цветами и внезапно нападающими звездами. Последняя напала со спины отчего я и проснулась.
Но подняться не смогла…
продолжение следует...

+1

143

Фима, спасибо!!!
Я с таким нетерпением жду всегда продолжение.

+1

144

1586011,1211 написал(а):

Фима, спасибо!!!
Я с таким нетерпением жду всегда продолжение.

И от меня спасибо!

И я жду продолжение.

+1

145

1586011,1211 написал(а):

Фима, спасибо!!!
Я с таким нетерпением жду всегда продолжение.

1586125,1850 написал(а):

И от меня спасибо!

И я жду продолжение.

https://i.ibb.co/fkPhmtm/32.png

0

146

продолжение, начало выше...

Бабушка с Земли.

Глава 28.

Глаза открыть смогла, но малейшее движение причиняет такую боль, что хочется выть в голос.  Успокаивает, что  ситуация знакомая, испытываю подобное «удовольствие» периодически. Но надо добыть из шкафа лекарство. Какое счастье, что у меня есть Глюк!
- Глюк, родненький, спасай! - шепчу, потому как даже повышение звука понижает болевой порог, -  Тащи из шкафа сиреневую косметичку и стакан воды.
Он всё обеспечивает и застывает возле меня. Со стонами, соплями и кряхтением нахожу в походной аптечке, требуемое и заглатываю его. После чего застываю в позе брёвнышка и жду действия препарата.
- Томочка не грустите. Ситуация критическая, я должен оповестить бортового медика.
- Валяй, оповещай, - шелестю в ответ и проваливаюсь в забытьё.

Все последующие события помню урывками. Мелькает лицо капитана, ему то что опять понадобилось? А, ну да, дверь то доктору надо открыть.  Потом суетятся доктор с Азизом. Шаманят надо мной какими-то шайтан-машинками.  Мне кажется, что я слышу голос Дины,  а может и в самом деле слышу? Наверное, это Азиз её по сети «пытает» на предмет  моих болячек. Ого, накрывают меня каким-то одеялом-кожухом, от него так легко стало. Это что же они за энергию через мой организЬм прогоняют? А фиг с ним, с названием, его мне знать без надобности, главное, что боль проходит. Так хорошо стало: кожушок меня лечит, медики сидят где-то рядышком и тихонечко переговариваются, на заднем плане Глюк стоит со скорбным интерфейсом. Вот понимаю, что он машинка и вообще не живой объект и потому мимика ему не положена, но, блин, всё равно вижу тоску на его механической мордахе. Не, я точно больная, причём не только на спину, но и на голову, потому что рядом с Глюком вижу виноватое лицо Назима. Э, нет! Пора отключаться, а то я по ходу реальных глюков начала ловить. Благополучно засыпаю и уже надолго.

Просыпаюсь там же, в каюте полумрак, во рту Сахара.  Кожушка на мне уже нет, прикрыта родным одеялком.
- Глюк, который час? - хрипло вещаю в пространство, - Дай попить.
Тут же у рта возникает поильник. Вода! Много ли надо для счастья? Попить воды и иметь возможность повернуться на бок! О, да! Спина до конца не прошла, но жить уже можно. 
- Три часа, сорок минут, бортового времени, - вещает  местное информ-бюро.
- Ё-моё! Это что же я, почти сутки, как фантик?
Фокусирую взгляд в пространстве и снова замираю, потому как поил меня вовсе не Глюк, а капитан собственной персоной.  Только открываю рот что бы спросить, почему это он у меня сиделкой подрабатывает, но не успеваю. В каюту влетают оба доктора и начинают меня отчитывать… Мало мне было земного эскулапа, теперь и эти присоединились с рассказами о том какая я дура-глупая, потому что наплевательски отношусь к своему здоровью. Молчу, пусть люди выговорятся, и мне передышка, и им разрядка. Когда они выдыхаются и, наконец, озвучивают рекомендации, которые я знаю наизусть, наступает благодатная тишина.

- Спасибо вам,- говорю, - всё поняла и осознала. Но милые мои, не стоило так паниковать, отлежалась бы, как обычно и все дела.
- Вы понимаете, что вам нельзя перенапрягаться как физически, так и морально? – пошел по второму кругу Азиз.
- Да, - говорю, - И клятвенно обещаю, что больше не буду.
- А больше и не надо, ещё один стресс или кросс и инвалидное кресло вам обеспечено, - вторит Асим.
Горько усмехаюсь в ответ:
- Доктор, а вы знаете как жить без стрессов и кроссов? Научите?
- Ладно, думаю, вы нас услышали. Мы конечно сделали всё что надо, но этого мало и хотелось бы что бы вы это тоже понимали.  Сегодня и завтра у вас постельный режим и оздоровительные процедуры медаудитором. Потом посмотрим.
- Понимаю, а кто такой медаудитор?
- Ни кто, а что. Это прибор-регениратор, он обследует организм и восстанавливает, то, что ещё можно восстановить, - терпеливо объясняет Азиз.
- Азиз, скажите, мне показалось или вы связывались с Яной?
- Да, вам не показалось. Надо же нам было понять что с вами. А что, что-то не так?
Я протягиваю руку, вывожу информацию с личного чипа на экран:
- Простите, надо было сразу вас в известность поставить, но понадеялась, что так пролечу.
Асим бравенько скачал всё на свой коммуникатор:
- Ладно, отдыхайте. Мы пойдём.

Они направились к выходу, капитан открыл им дверь, те вышли, а он остался. Успела увидеть в закрывающемся проёме двери удивленные лица моих спасателей.
Назим вернулся, и сел рядом с моей кроватью.  Кстати, сел на стульчик которого раньше не было.
- Вот, - говорит и протягивает мне пульт, -  Это чтобы вы могли всем пользоваться не вставая.
- Спасибо.
Рассматриваю новую игрушку, пока мало что понимаю, а… потом разберусь. Но упрямый капитан не отстаёт, объясняет куда надо тыцкать, что бы дверь открыть, куда чтобы свет зажечь, а вот этой кнопочкой можно с ним связаться. Благодарно киваю.

- Простите меня Тамара, это я виноват.
- В чём, - фыркаю я, - В моих болячках? Да ладно, капитан, вы  себе льстите. Это нажито многолетним раздолбайством и пофигизмом.  Вы то тут каким боком?
- Ну, как же вся эта нервортепка последних дней и спровоцировала приступ, а я был её организатором.
- Ну, конечно!  Прямо замордовали вы меня бедняжечку.  Сама виновата, вашего участия там капелюшечка. Сам факт того, что я – в космосе, уже повод для стресса, а вы себя со вселенной равняете. Не примазывайтесь, - ехидно хихикаю я, - Идите спать капитан, а то и у вас стресс случится. А вам оно надо?
Он смотрит на меня, как на больную, бездомную собачку. И взять не куда, и бросить жалко.  И вдруг берёт меня за руку и молча прижимается к ней губами.  И это не поцелуй, а что-то ритуальное.  Я  настолько ошалела, что впала в ступор. Руку не отбираю, тупо  спрашиваю:
- Это что сейчас такое было?
- Ничего, - улыбается этот непонятный мужик, - Захотелось. Выздоравливайте пожалуйста, - руки не выпускает, в глаза смотрит.
- Э… Назим, вы меня с ума сведёте. Идите спать, а то вы уже похоже за свои поступки не отвечаете.
- Да, да. Уже ухожу.
И ушел.

- Петрович! – клянчу я, - Там в шкафу, на второй полке, футлярчик серенький. Принеси, а?
Тот молниеносно приносит. Ага, вот оно, моё секретное помогалово. Палочка-выручалочка, телескопическая тросточка, привожу её в боевое состояние и велю Глюку:
- Иди сюда Петрович. Будешь помогать мне в передвижении к туалету.
- Но доктор велел, вам лежать, - монотонно возмущается он.
- Ага, обязательно, вот только посещу туалет и ванную комнату, и сразу прям лежать, лежать, лежать.
С черепашьей скоростью, скрипом и ворчанием  сковыриваюсь с кроватки, опираясь на палочку и Глюка доползаю до санузла и совершаю всё то, о чем просит мой спиноболезненый организЬм. Тем же макаром возвращаюсь, падаю  на расправленную Глюком лежаночку и  прежде чем заснуть пытаюсь понять поведение капитана.  Нет, логики не вижу. С тем и засыпаю.

Глава 29.

Дальше начались танцы с бубнами. Кого у меня только не было, разве что Лорейды с Карой и штурманов с навигаторами.  Все остальные отметились. 
С утра пришел Яков Моисеевич с медосмотром и пожеланиями. Поругал меня, похвалил скайроанский медаудитор. Сказал, что жить буду. Потом прилетел кормилец Сахим, да не один, а с Дусей. Жужжали вокруг меня оба, но и накормили голодную старушку.  Следом прибежала Юля, вся в предвкушении, ей и меня жалко, и завтра Зерус. А там любовь, она бедная всё никак не решит, как же ей быть? Асим с Азимом целый день мотались, как флаг на бане. То меня пощупают, то машинками вокруг меня поводят, то медаудитором прикроют… Капитан заглянул с, о боже!, с Юлом. Тот  правда из коридора на меня взирал.  Назим же, подошел и опять взял за руку. Я, прям, вся подобралась, неужели снова губами приложится? Ага, размечталась… Уфф… пронесло. Постоял, в глаза посмотрел, вздохнул и вышел. Потом обед, потом обход итак по кругу. К вечеру притворилась спящей, а то этот «родительский» день утомил уже.

Динка, не звонит и правильно делает. Знает, что буду зудеть, потому время тянет. Наверняка ей Азиз уже всё рассказал, ладно, хоть  тут всё как надо.
Затихла, лежу. Так хорошо, как в детстве, когда  простуда не сильная, а мама вокруг меня хлопочет. Готовит, то что я люблю, то и дело спрашивает чего хочется, одеялко под ноги подворачивает.

Вечером, уже без помощи Глюка, прокралась в  санблок.  Привела себя в порядок, хоть причесалась, а то от лежания на голове уже что-то похожее на валенок образовалось. Переоделась в свежую пижамку, сверху халатик напялила, как чувствовала, выползаю в каюту, а там капитан. Он что, у меня решил поселиться? Лицо ошарашенное, наверное потерял меня. Кидается на помощь.  Обнял со спины, за то место где вроде бы была талия, стоим.
- Назим, спасибо, конечно, но я уже, хоть и недалеко, а способна сама перемещаться.
Но этот ничего не слышит, медленно транспортирует меня к кровати и также медленно усаживает.
- Капитан, я себе всю думалку сломала. Мне кажется, что вы уже несколько дней пытаетесь мне что-то сказать и всё никак? Может решитесь, наконец?
- Попробую.  Только сначала скажите, ваши рассказы, они о вас и вашей жизни или о ком-то другом?
- Во как! Неожиданно… Как правило обо мне. Выдуманные истории есть, но надеюсь, по сюжету понятно, что там меня и близко не было. А почему вдруг такой интерес?
- Понимаете, мне всегда было непонятно, как это люди публично пишут о своей жизни? Ведь, согласитесь, есть очень личные моменты, о которых и рассказать то не осмелишься, а тут всем и каждому.
-  Другими словами: как мне не стыдно обнародовать свои тайны и секреты?
- Нет.. Да… Сам не знаю.
- Вот и я не знаю. Просто рассказываю и всё. Я об это даже не задумываюсь.
- Но как же, ведь сразу же понятно, что это признание,  а его не принято выносить на люди?
- Да, где-то я смеюсь на собой, где-то плачу. И мне не стыдно. Понимаете, в моей жизни было всякое и я его худо ли, бедно ли пережила. Мне не двадцать и даже не (увы) не тридцать лет… И живу я так, как хочу. Знаете, вот живёшь, живёшь, дёргаешь себя: Ах, это - нельзя! Ах, то – невозможно. Ах, что обо мне  скажут?... А в один прекрасный день просыпаешься и понимаешь, большая половина жизни прожита и смысла, как и времени в подстраивании  под чужие стандарты почти не осталось.  Просто приходит понимание, что мне не надо думать о том какое впечатление я произвожу, а надо просто жить честно и с удовольствием.  Если это кого-то смешит или злит так это не мои тараканы, мне бы со своими взаимопонимание найти. Вот весь секрет.

- Скажите, этого я из ваших рассказов  не очень понял. Вы много писали про любовь вообще, а у вас она была или нет?  Почему-то мне показалось, что вы очень одиноки.
-  Вы про рассказ о моём муже?
- Да.
- Надо же, а я думала, что там всё понятно. Да любила.
- Но ведь он предал вас, изменил, откуда взялись силы на прощенье?
- Хм… Верно, изменил, даже ушел к другой, хотя и не надолго. А у меня после обиды пришло чувство вины. Сейчас скажу банальность, но, увы,  по другому не бывает: когда рушатся отношения нет одного виноватого виноваты оба. Всегда! В моём конкретном случае, всё просто: родился ребёнок и муж ушел на задний план, мне стало не до него. А так нельзя, когда человек (не важно мужчина или женщина) чувствует себя не нужным, то ищет  того кому он нужен.  И мой муж нашел. Я же, вместо упреков, просила прощенья. Три месяца, каждый вечер садилась около него и просто сидела рядом. Каждым словом, каждым жестом просила: «Прости... Что отдалилась, что не услышала, что не увидела… Прости…» И мы простили друг друга. И прожили потом полтора десятка лет никогда не вспоминая о той истории. Да, наверное, у нас не было крышесносной страсти и электричество от прикосновений не проскакивало. Но было полное и взаимное доверие и преданность.  Мне очень больно от того, что его нет теперь рядом, но мне не стыдно за нашу с ним жизнь, и я благодарна судьбе за то, что он в ней был.
- Вы просили прощенья, за то что он вам изменил?
- Да, именно так.
- Мне это сложно осознать.

- Назим, а вы любите свою жену?
- Я очень привязан к ней. А вот любовь ли это… Нас рано  поженили, нам не было ещё  и сорока лет.
- Что значит поженили? Разве это был не ваш выбор?
- Не совсем. У нас, чаще всего, приняты договорные браки. Родители выбирают пары своим детям в раннем возрасте. Поэтому многие с детства знают о предполагаемых парах.
- И почему такой архаизм? Молодые люди, что не в состоянии сами разобраться в своих симпатиях?
- Нет, в простых семьях именно так и происходит. Чему я в душе всегда завидовал.

- Ах, да, вы же из аристократов, как я могла забыть.  Вам же надлежит сохранять Капсулу. А, кстати,  какое из благ дарует вам ваша? Если не  секрет, конечно?
- Да нет, это как раз не секрет. У нас в роду  Капсула Обилия.
- Это как?
- Ну, это всё за что бы мы не брались будет обильным.
- Ух, ты! – восхищаюсь я, - И как, у вас действительно всё так обильно?
- Не без этого. Но знаете, мера нужна всегда и во всём. И мы предпочитаем её использовать только в крайнем случае. Потому что обильными могут быть как прибыль, так и убытки.
- Опа! А вот об  этом я как-то не подумала.  И что, если случается обвал его уже не остановить?
- Именно.
- Да, ужжж… Ситуёвина!
- Не понял?
- А, не забивайте голову, это слова паразиты. Они мной владеют,  а не я ими. Ну, так и что было дальше с вашей договорной женитьбой?
- А что было? Всё по плану: родители договорились, а мы поженились. Но думаю, что Нур всю жизнь любила не меня, а моего брата.
- Это как? Боюсь даже предположить…
- Нет, никаких измен. Это табу. Но так как она смотрела на него, она никогда не смотрела на меня.
- И  сколько лет вы прожили вместе?
- Почти шестьдесят, по земному – тридцать.
- Не хило…

Зуммер известил о новом госте, жму на пультик, за дверью Азиз. Открываю. На заднем фоне маячит Лорейда под ручку с Юлом. Впустила будущего зятя и с удовольствием, закрыла дверку. Но экран выключать не стала. Полюбовалась обалдевшими мордами-лиц этих двоих, что остались в коридоре.
Азиз  зашел и удивился не меньше, застав у меня папеньку. Но говорить на эту тему ничего не стал.  Накрыл мою тушку кожушком медаудитора и застыл в ожидании. 
Неловкое молчание затягивалось,  решила не усугублять:
- Капитан, так вы определились с проверкой на нейролингвисте?
- Хотели завтра, но вы же больны. Отложим пока. Опять же завтра Зерус, потом сразу Карн. Пока даже  и знаю, когда провести эту процедуру.
- Ладно, будем подождать, - пробубнила я, и аудитор меня усыпил.

продолжение следует...

+1

147

продолжение, начало выше...

Бабушка с Земли.

Глава 30.

На следующий день чувствую себя человеком! Молодцы медики, дай им Бог всего нужного.  Передвигаюсь, конечно, с палочкой, но довольно шустренько. За завтраком  Яков Моисеевич категорически взял меня под опеку. А я и не возражаю, общение с этим умным дядькой доставляет истинное удовольствие. Он не придуривается и никого из себя не изображает. Если ему смешно – смеётся, если скучно – скучает. Потом к нам присоединился Сахим с обедом и незаменимым Дусей. Пришла отвлечься Юля, измучившая себя ожиданием и вопросом: «Что делать?», а наш трёп как нельзя лучше этому способствует.  Ввалились Азиз с Асимом, под предлогом проверки моего самочувствия. Ну, ага, так я им и поверила, повыпендривались, конечно, погундосили по поводу того, что нарушаю постельный режим, который кстати я выполняю, потому как возлежу посреди всего этого бедлама, как римляне посреди пира. Сами же лекари, просто жуть как хотели присоединиться к нашему сабантую. И присоединились.

Мы болтали обо всём и ни о чем. Наверное, у нас, у землян  компанейство в крови, оно неистребимо ни во времени, ни в пространстве. Плевать на отсутствие цивильной сервировки, главное в застолье что? Конечно же вкусная еда (обеспеченная Сахимом) и душевная компания, которую мы друг другу и создали. Байки и истории перемежались смехом и дружескими подколами.   

Яков Моисеевич рассказал о своём первом пациенте, который оказался жутко мнительным товарищем.  Со скорбным лицом, на вопрос о жалобах ответил, что неизлечим и у него опухоль, и  наверное это онкология, и мол, не утешайте меня доктор, и усыпите сразу, чтоб я не мучился. Уточнив , а где же располагается эта неприятность, молодой доктор насторожился. А вдруг, правда?  Тогда пациент показал на своё горло и констатировал:
- Когда я глотаю, мне там что-то мешает. Я прощупал, сам, как мог и наверняка – это онкология…
Доктор восхитился степенью мнительности и масштабом воображения. Положил перед клиентом бук и сказал:
- Пишите, садитесь и пишите!
- Что писать?
- Как что, метод, которым вы обнаружили это заболевание. Мы же с вами за это открытие получим Нобелевскую премию!
- Э-э-э?
- Никаких Э-э-э! Пишите, а я буду внимать. Потому что ни одному врачу в мире ещё не удалось на ранней стадии прощупать руками эту болячку! Садитесь и пишите!
- Но как же, так, доктор?
- Всё просто, если что-то напрягает – надо сделать то, что вы и сделали! Прийти на приём к врачу!
Конечно, после тщательного обследования  никакой опухоли не нашли.  Проблемы  со здоровьем были, но к счастью не значительные и легко устранимые. 
- И, кстати, мы с этим пациентом до сих пор дружим, а  вы его хорошо знаете. Да, да – это Абрам!

Сахим рассказал, как женился. Он  тогда носил для солидности гренадерские усы,  преподавал на кулинарных курсах и по уши влюбился в свою студентку, большеглазую фиолетововласку Зею.  Она была самая молоденькая в группе и эта разница в возрасте его пугала. Ходил вздыхал, комплексовал, но наступил момент, когда решил: если не сейчас, то уже никогда! Рассказал о своей нужде отцу, а тот был скайроанец не сентиментальный: надо – значит пошли. И они пошли, как я поняла, свататься.  Потому как без предварительного сговора родителей у них даже ухаживания не допустимы.  Сидят, беседы беседуют. И всё вроде как идёт на лад. А только отец Зеи, дал себе слово, что никогда не отдаст дочь замуж, без её согласия, каким бы выгодным не был этот союз. И вот все воззрились на девушку и напряженно ждут ответа.  А та сказала: «Нет» и убежала.  Сахим полетел за ней, нашел ту на кухне.
- Зея, я не настаиваю, хотя скажу честно, твой отказ – равен смертному приговору.  Просто скажи мне, почему нет? Я тебе совсем не нравлюсь?
- Нет, - сказала девушка, и Сахим решил, что жизнь его кончилась, когда услышал, - Ты мне нравишься, но мне совсем не нравятся твои усы!
Тогда он, огляделся, взял нож и отрезал до основания, препятствие своему счастью. И Зее ничего не оставалось, как выйти за него замуж. И, да, усов он с тех пор не носит.

Я же вспомнила первый Новый год моего сына, вернее подготовку к нему. Тёмке тогда было восемь месяцев, и надолго я его не оставляла. А тут предновогодние хлопоты, много куда надо съездить, много чего купить.  На время своей отлучки обеспечила  своим мужчинам быт, в смысле полного обеда в холодильнике, кучи игрушек, стопки запасных ползунков и списка номеров экстренной связи. Набралась смелости и шагнула в мир шопинга.  Три часа пролетели, как одно мгновенье. Усталая, но довольная я, обвешанная пакетами и сумками ввалилась в дом. Стою в коридоре слушаю тишину. Уфф, кажется всё в порядке. Разделась, прохожу в столовую и наблюдаю такую картину: сидят мои кровиночки, один в детском стульчике, другой рядом за столом, перед каждым из них по тарелке с неизвестным мне блюдом, нечто супоподобное с очень крупно нарезанными  сваренными овощами. И они сосредоточенно, и с большим аппетитом это всё уминают. Присаживаюсь рядом. Муж спрашивает:
- Борщ будешь?
- Да, - говорю, а сама думаю: «Я вроде гороховый суп варила, откуда этот борщ взялся?»
Он, тем временем поставил передо мной наполненную тарелку.  Сидим, едим. Мелкий мой с увлечением ковыряется обеими руками в своей мисочке с борщом, периодически запихивая в рот кусок какого-нибудь овоща, после чего довольно улыбаясь всё это чмакает,  а остальное вазюкает по столу перекладывая в тарелку и обратно.  Все наелись, я помыла посуду.
- Спасибо, - говорю, - Очень вкусно. Вот только не пойму, а чем вам мой обед не понравился?
- Какой обед? – удивляется мой супружник, - На плите ничего не было?
- Правильно, - говорю, а сама подхожу, открываю холодильник и показываю на кастрюльки и контейнеры правильными рядочками стоящие на полочках, - Вот же он.
Мой милый посмотрел на меня загадочно и выдал:
- Пфф, но холодильник же надо было открывать!
Тушите свет! Больше вопросов не было. О эта загадочная мужская логика, мне тебя никогда не понять!  Но, главное, что все остались сытыми и довольными!

Юля как раз повествовала, как она, когда была маленькой  очень хотела носить хвостики с большими бантами… как её рассказ прервал зуммер.
А я то, «наивная» только подумала, как  же это мы тут все собрались, а капитан отстал? Вот он и нарисовался.  Хорошо у меня теперь есть чудо пультик. Открыла, впустила. «Проходи, гость дорогой! Присаживайся» Тот и правда, присел в уголочке, улыбается.  Сахим ему чашечку, булочку и тарелочку с прочими вкусняшками организовал и назад,  в тепло общения обернулся.  А Юля, тем временем продолжает:
- Так вот, очень мне хотелось носить эти банты. А меня, как назло, очень коротко постригли и хвостики просто не получались.  Но я же не могу, хочу  и всё тут!   Взяла и завязала их на уши и как меня не уговаривали: «Отрастут волосы, тогда и завяжем» я не соглашалась. Нет, и всё тут! Так и пойду в садик на праздник, и пошла. Не поверите, была самая счастливая. Мама не удержалась и сфотографировала это безумие. Чтобы потом его использовать против меня.
- Это каким же образом? – озадачился Яков Моисеевич.
- Воспитательным, - смеётся Юля, - Если я загоралась очередной бредовой идеей, мама показывала мне фото с ушастыми бантиками и я, осознавая перегиб, притормаживала.

В финале прорвало Азиза.  Он рассказал о своём первом дне на Тунгаре. Представился руководству, получил назначение, где и как  с завтрашнего дня будет трудится. И решил не тянуть до завтра, а посмотреть сразу. Заходит в кабинет, а там идёт приём.
- Проходите, - говорит доктор, - Присаживайтесь, рассказывайте на что жалуетесь?
- Да,- говорю,- Вообще-то, ни на что.
- Интересно, а что же вы тогда тут делаете?
- Пришёл посмотреть.
- И как? Посмотрели? 
- Да, спасибо, мне нравится.
- В каком смысле нравится? - начинает волноваться доктор, - Может всё таки давайте я вас осмотрю, раз уж вы пришли?
- Осматривайте, я не против.
- Вот и хорошо, - говорит доктор, - Идите за ширмочку раздевайтесь.
Я и пошел, а она тихонечко инъекцию в шприц набирает и в карман его кладёт. Видимо решила, что меня надо успокоить.  Выхожу из-за ширмы, поддаюсь осмотру. Она меня и сканировала, и пальпировала, и даже каким-то смешным приборчиком прослушивала.  В итоге посмотрела на мои зрачки и говорит:
- Странно, действительно, никаких отклонений не нахожу.
- Ничего странного, - говорю, - Просто я здоров. А пришел посмотреть, куда мне завтра на работу выходить. Мы теперь с вами будем по сменам в этом кабинете принимать. Меня зовут доктор Азиз Назим. А вас?
Ух, она и разозлилась:
- Вы, - говорит, - Что, издеваетесь? Вам делать больше нечего? Зачем весь этот цирк с раздеванием устроили? Не могли сразу вразумительно объяснить кто вы?
- Нет, даже и в мыслях не было. А разделся… Так для лучшего знакомства, теперь вы меня со всех сторон  знаете.
Она так обиделась, целый месяц потом фыркала, пока я не выпросил у неё прощенья за свой розыгрыш.
- Ты просил прощенья? – изумился Назим.
- Да и ни сколечки об этом не жалею.
- Я так понимаю – это ты к Янке на приём затесался? – ехидно хихикаю я.
- Ага,- вздыхает мечтательно Азиз, - как же я соскучился по этой колючке.

Вечер воспоминаний прерывает звук очередного зуммера. Подсвечиваю дверку. Опа! Юл, а на заднем плане опять эти две курицы маячат. Открываю и наслаждаюсь реакцией: мы все такие расслабленные,  умиротворенные  и они – взбешенно-озабоченные.
- Капитан, - говорит Юл, - мы на орбите Зеруса.
Но пришли они совсем не для того, чтобы доложить, а для того чтобы увидеть. Насладитесь!

Глава 31.

Что ж, рациональная доля мстительного ехидства бывает  иногда очень даже полезной, для адекватного восприятия жизни вообще. Но эта конкретная, увы, поломала нашу идиллию.  Потому что все разбежались, «вдруг» вспомнив про неотложные дела.

Задержались  только медики, озвучив, мол, круиз круизом, Зерус Зерусом, а моё дело пациентское – лежать и выздоравливать.  И что может быть, если не случиться никаких рецидивов, они подумают завтра о разрешении посещения Карна… Я злилась, конечно, но чисто показательно, потому как точно знала – пока могу двигаться только по каюте.  И как бы мне не хотелось  посмотреть новую планету, а так же поприсутствовать на судьбоносной встрече Юли с любовью всей её жизни,  по факту – не получится. 

Лежу, созерцаю в иллюминаторе Зерус, веду с Глюком «высоко интеллектуальные» беседы на тему: «А не помыть ли мне голову?»… Короче, развлекаюсь, как могу.  Зашел  Асим - просканировал, снова полечил медаудитором.  Пришустрил Дуся – покормил. И я, как тот рассеянный с улицы Бессейной  у поэта Маршака: «…Он опять поспал немножко    И опять взглянул в окошко…», кое-как дотянула до вечера.
- Глюк, а скажи мне, народ с Зеруса уже вернулся. Уж очень  интересно как там у Юли встреча прошла?
Тот помигал, потрещал и выдал:
- В настоящее время, все пассажиры на борту корабля.
- Ну?
- Юля находится в своей каюте.
- Мне, что по тебе постучать, чтоб ты активней реагировал? Ты же понимаешь, что меня её состояние интересует?
- Спит.
- Да ладно! Значит, что-то пошло не так.  Тогда подъём и поход на ужин, а то я тут  лёжа, ничего не узнаю. И вот, что Петрович, давай-ка, задействуй там своих соплеменников, чтоб её тоже выковырнули из норки и отправили в пищеблок. Разрешаю применить крайние  меры.
- Не понял, какие именно?
- А я почём знаю, ты умный ты и решай, но чтоб девочка на ужине присутствовала.

Оделась! Да, это был маленький подвиг  и глядя на себя в зеркало гордость распирает. Выгляжу вполне себе презентабельно, даже без наличия вечернего платья, в обычных брюках, и тунике украсив себя только капелькой любимых духов.
- Всё, Петрович, я в путь, не поминай лихом.
- Тамара вы прекрасны! – выдает тот напоследок.
- Подхалим, -хмыкаю я, - но мне приятно.

Двигаюсь медленно, но уверенно. Вот как назло, когда не надо, кругом куча народа, а когда они нужны, так все как сквозь землю провалились.  Но, кто-то там, наверху (или внизу, точно не уверена) услышал меня. И рядом оказался… Юл, да уж, не повезло бедолаге, но я уже взяла разгон и меня не остановить:
- Уважаемый! Будьте так любезны, помогите мне добраться до столовой, - требую я и почти мило оскаливаюсь.
Немая сцена, что там Гоголь с его ревизором, скайроанца походу кондратий чуть не хватил. Стоит, глазки пучит, ртом воздух гоняет, а дар речи временно утратил. Ничего, я не гордая, сама беру его под руку:
- Отомри, - говорю, -  И веди, только медленно. Потому что доктор мне пробежки категорически запретил.
Повел. Движемся мы значит, тихо и почти печально. Как будто не на ужин идём, а его любимого коня хороним.  И вот, когда уже показался вход в едальню, и я решаю, что старпом отделался малой кровью… Та-да-да-дам! Нам на встречу Назим, Азиз и обе мои врагини. Как я не грохнулась от разрывающего меня изнутри гомерического хохота, сама не знаю. Но улыбка растянула морду моего лица до критических размеров.  Интересно, а у этих инопланетян может быть апоплексический удар, или они инсультами не страдают?  Вид у них вполне для него подходящий, причём у всех включая Юла.  Что ж – вперёд, добьём противника вежливостью и обаянием!

- Добрый вечер, - воркую, - Хорошая погода, не правда ли?
И со скоростью черепахи-стайерши проползаю мимо, намертво вцепившись в руку старпома.  Он волочится за мной, виновато взирая на соотечественников.  Уфф… наконец-то, усадил на стульчик, но я локоток не отпускаю, жеманно (как мне кажется) заглядываю ему в лицо и томно благодарю. Как будто он не по коридорчику со мной прошелся, а через минное поле перевёл. Да, это был контрольный выстрел, как же мне понравилось их разводить!

Старпом, обреченно переместился к своим и затих «в засаде», ожидая «бомбардировки». Благо внимание на себя перевели вездесущий Дуся и пришедший на ужин корабельный доктор.  Первый – заставил всех озаботиться выбором блюд, а второй коршуном накинулся на меня болезную.
- Тамара, почему вы встали? Я же велел вам лежать, ужин бы вам принесли, что за ребячество?
- Доктор, каюсь, но честное слово если бы я ещё пару часов пролежала, то точно бы пустила корни, и тогда меня с вашего корабля пришлось бы выкорчевывать. Опять же я шла очень осторожно, с палочкой, а ваш старпом такой любезный мужчина, что увидев мои трудности благородно предложил свою помощь. И я практически не шла , он почти донёс меня сюда. Асим, пожалуйста, простите, но мне так тоскливо одной, так хочется к людям, – прикинулась я бедной овечкой и состроила щенячьи глазки.
Доктор, размяк и простил мой «грандиозный» проступок.  А скорее всего, просто уже не было острой необходимости в моём лежании. 

И тут вошла Юля. Вид её говорил сам за себя. Лицо опрокинутое, взгляд отсутствующий.  На автомате прошла и села. Так, и кто бы мне рассказал, что на этом треклятом Зерусе произошло? Трещу мозгами, и таращусь на Якова Моисеевича, может прояснит ситуацию.  Когда моё любопытство  приправленное сочувствием и нетерпением достигает критической отметки, а кусок в горло категорически не лезет - решаю, что пора. Но неожиданно в пищеблок входит малознакомый член экипажа, мы затихаем, а тот обращается к капитану:
- Капитан, поступил запрос с Зеруса, на внеплановое посещение нашего корабля.
- От кого?
- Она представилась комиссаром  станции  «Кедр», говорит, что ей крайне важно встретиться с одним из наших пассажиров.
- Она? – уточняет капитан.
- Да -  это лактерианка.
- Хм… и с кем же она так горит желанием встретиться? – рычит капитан испепеляя меня взглядом.
Ну, ни фига се! А я что, опять что ли крайняя? Я даже не знаю как эти  лактерианцы выглядят, не говоря уж о совместном бизнесе с ними. Но вахтенный развеивает в прах все подозрения своего босса, потому что озвучивает:
- Она настаивает на встрече с Юлией Павловой.

Сижу и не понимаю, что это я вся в нетерпении, а сама виновница инцидента  молча ковыряется в тарелке и никак не реагирует? Блин, я точно тормоз, я же понимаю о чем они совещаются (спасибо кулону), а мои земляки нет. Хорошо хоть в силу ограниченности функций организма, к резким движениям не способна. И ничем себя не выдала, или выдала? Что это крыска Лорейда так подозрительно на меня пялится? Ладно, буду усиленно изображать восторженную салатом дурочку.

Тем временем, получив разрешение, вахтенный уходит. Капитан просит всех оставаться на местах и не покидать столовой.  Ждёмссс…
Не прошло и получаса, как дежурный привёл гостью. Да! Вот это женщина!  Я говорила, что скайроанки красавицы? Беру свои слова обратно. Бледные моли по сравнению с настоящей красотой.  Такого совершенства я ещё не видела. Высокая, стройная девушка с фигурой без изъянов. Спросите как я это разглядела? Да очень просто, на ней был комбинезон обтягивающий тело как вторая кожа, и оно идеально. Лицо с настолько правильными чертами лица, что хочется немедленно завернуться в паранджу, чтоб не оскорблять своим внешним видом божественного совершенства. Глаза с насыщенно сапфировыми, ромбовидными зрачками. Волосы не просто светлые, а буквально золотые, причем даже заплетенные в простую косу выглядели по-королевски.
Пока мы разглядываем её, она – отыскала взглядом Юлю.  Та же, продолжает находится на дне своего переживания и выныривать не собирается.  Яков Моисеевич понял кто нужен этой афродите и легонько коснулся Юлиной руки. Она, отозвавшись на прикосновение, наконец, увидела гостью.

продолжение следует...

+1

148

1589973,825 написал(а):

продолжение следует...

http://s7.uploads.ru/uzaJV.png http://sg.uploads.ru/ZpgtN.png

0

149

1589973,825 написал(а):

продолжение следует...

Спасибо!

Ждем! https://i.ibb.co/KygXPWt/XUOjw.gif

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » ГНЕЗДО ПЕРЕСМЕШНИКА » С Фимой по жизни » Сказки-рассказки